Icarus elevation (Slash, Ангст, Повседневность, AU, Hurt/Comfort, Занавесочная история, Учебные заведения, Дружба, G)

AU. Зейн, несмотря на тяжелое детство, стремится осуществить свою мечту, которую, возможно, поможет воплотить в жизнь Лиам. Луи и Найл — лучшие друзья Малика, а Гарри — немного чудаковатый фотограф, которому можно смело доверить роль крестной феи и наградить медалью за проведение операции под кодовым названием «да сведём же, наконец-то, этих влюблённых трусишек вместе, иначе они до конца жизни не сделают первый шаг!» 

Название: Icarus elevation
Автор: vivace
Пэйринг и персонажи: Зейн Малик/Лиам Пейн; Гарри Стайлс, Луи Томлинсон, Найл Хоран
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Повседневность, AU, Hurt/Comfort, Занавесочная история, Учебные заведения, Дружба
Размер: Мини, 13 страниц
Статус: закончен

Единственным источником света в комнате служит ноутбук, на экране которого буквы складываются в слова, предложения и абзацы.

Хотя нет, что-то не получается. Что-то не нравится.

Зейн раздраженно шипит, удаляет весь напечатанный текст и замирает — за плотно закрытой дверью спальни в коридоре слышны шаги и тихие разговоры.

Он выключает ноутбук, захлопывает его и в один прыжок выпрыгивает в распахнутое окно. Кроссовки скрипят по черепице козырька, так удачно расположенного как раз под окном его бывшей комнаты, а паренек торопливо закрывает створки, дергая за пару незаметных ниточек, прикрепленных к раме.

Больше года назад его выгнали из дома. Из-за чего? Из-за того, что он поцеловал мальчика, и хотел начать с ним встречаться.

Мир лоялен ко всем, но, похоже, это не касается семьи Малика. Жена и дочери никогда прежде не видели Ясера таким злым, и ничем не смогли помешать разворачивающимся событиям, итогом которых стал вышвырнутый за порог дома Зейн. Без вещей, без еды, без денег. Двери ранее теплого, гостеприимного и уютного дома впредь стали закрыты для него.

Все же ему необходимо перестать тайком по ночам пробираться в дом, но паренек просто не может. Это единственная возможность увидеть маму, отца и сестер, пусть и спящими. В идеале, он может забрать некоторые вещи из своей комнаты, но… это только в идеале. Если Зейн так сделает, домашние сразу поймут, что парень часто бывает в доме, а о возможных последствиях ему думать совсем не хочется. Поэтому приходится ограничиваться лишь часовыми посиделками в теперь уже не своей комнате да быстрым набором текста на ноутбуке — даже живя бродяжкой он не оставляет мечты стать писателем. Глупо? Возможно.

Где-то в самой глубине души парень мечтает о том, что однажды отец сменит гнев на милость, и все станет как прежде.

Хотя нет. Нихрена не станет. Уже никогда ничего не будет так, как раньше.

Зейну приходится выживать всеми возможными способами. Первое время он ночует на вокзале, продолжает ходить в школу и ночами работает уборщиком в супермаркетах. Но много ли может заработать подросток, если заработанной мелочи хватает лишь на самое скудное пропитание? Малик чудом умудряется договориться с одним добрым охранником в школе и теперь живет в старом чулане под лестницей (и часто думает, что этим эпизодом своей жизни похож на Гарри Поттера). В ненавистной до скрежета зубов школе. Там, где отвернулись абсолютно все от него. Там, где несмотря на издевательства и унижения, он все равно продолжает учиться.

Потому что ему пиздец как необходимо это сраное среднее образование, чтобы потом можно было поступить в университет в Лондоне и навсегда съебаться из этой жопы.

✩ ✩ ✩​
Очередной учебный день приносит новые россыпи синяков на теле, несколько особенно сильных гематом и разбитую губу. Зейн лишь обнажает в звериной улыбке окровавленные зубы и харкает кровью в лицо тупым верзилам — долбанным звездам школьного футбола пошли-они-все-нахер. За что и получает новую порцию ударов и ранений. Придурки оставляют его истекать кровью в одной из темных подворотен недалеко от школы. К этому ему не привыкать. Парень мазохист? Нет. Это лишь «маленькие ебучие трудности» на его жизненном пути.

✩ ✩ ✩​
К марту паренек все же решается потратить часть сбережений и покупает себе скетчбук и маленький набор карандашей разной твердости.

Сердобольная женщина-кассир видит, какая старая и затасканная одежда у этого щуплого, нет, тощего парнишки, замечает плохо заживающие синяки на открытых участках кожи и просит Зейна подождать немного, не уходить.

Недоуменный паренек переминается с ноги на ногу, прижимая к груди заветную мечту, и ждет. Через пару минут женщина выходит из подсобных помещений с пакетом в руках. Зейн смотрит на кассира круглыми от удивления глазами и молча забирает пакет. Пока он рассеянно моргает и, заикаясь от волнения, все же пытается поблагодарить женщину, на его плечи опускается длинный темно-красный вязанный шарф. Женские руки ловко оборачивают изделие вокруг худой шеи мальчика, а после, сама кассир, выслушав благодарности парнишки, дарит на прощание ему самую теплую улыбку на свете.

Поздно ночью Зейн добирается до своего чулана под лестницей в школе, где живет уже год. Шарф приятной тяжестью обнимает шею и плечи замерзшего парня, хранит в себе цветочные нотки парфюма, которые Малик осторожно и с наслаждением вдыхает каждый раз. Наконец-то парнишка заглядывает в пакет и первым делом с любопытством читает оставленную записку.

«Думаю, тебе это сейчас гораздо важнее и нужнее…»

В пакете лежит теплая черная толстовка, узкие черные джинсы и темно-красный рюкзак.

«Признаюсь, я покупала это все некоторое время назад в подарок одному человеку, но не успела его поздравить…»

Парень щурится, внимательно вчитываясь в продолжение текста, написанного округлыми буквами.

«Надеюсь, тебе понравятся вещи и подойдут по размеру. Я не знаю, что произошло с тобой, но я уверена, что тебя ждет светлое будущее…»

Зейну страшно подумать, сколько же стоили эти вещи, потому что качество у них изумительное. Ему не верится, что он держит в руках новую одежду. Подавив рвущийся наружу восторженный писк, он подпрыгивает и примеряет вещи, которые сидят на нем просто идеально. Но, честно говоря, Зейн боится надевать на учебу подаренные вещи.

«Эмма».

Малик думает, что ему, все-таки, необходимо отблагодарить Эмму.

«P.S.: Можешь приходить в любой момент».

Он достает из-под пола свою заначку, пересчитывает деньги и старается придумать, что же можно подарить женщине.

Эмма даже слушать не хочет несвязное бормотание Зейна, когда он приходит в следующий раз, и вовсе принимает его на работу.

Удача улыбается ему в первый раз за последние полтора года.

✩ ✩ ✩​
Незаметно пролетает выпускной учебный год. Зейн хорошо заканчивает школу, а на вручении аттестатов присутствует Эмма, которая стала парню мамой, семьей.

Чуть позже маленькая квартирка взрывается радостными криками и поздравлениями — Зейну пришло письмо о зачислении в университет, причем на бюджетное место.

Наконец-то он выберется из этой дыры! Но проблема заключается в том, что Эмма не хочет уезжать. Из-за этого Малик порывается остаться и помогать ей с магазином, но женщина упрямится — нечего ему тухнуть в этом болоте, нельзя упускать шанс осуществления заветной мечты.

✩ ✩ ✩​
В университете Зейна селят в одну комнату с мелким, ершистым и острым на язык пареньком.

Поначалу они дико бесят друг друга, но когда злющий, словно тысяча чертей, этот колючий и фыркающий еж проносит в комнату несколько бутылок пива и заявляет:

— Это не дело — вот так собачиться с соседом по комнате в общаге. Так что ебись конем эта вся херня-хурма, давай знакомиться, мужик, меня зовут Луи, — все раздражение, неприязнь и негатив исчезают, и парни начинают нормально общаться.

Зейн больше слушает Луи, его рассказы о родном городе, об огромной и дружной семье, а все адресованные в свой адрес вопросы переводит в шутку.

Что ему сказать? Что он сирота при живых родителях? Что раньше бродяжничал, брался за любую работу, лишь бы заработать на кусок хлеба? Или, может, упомянуть о том, что в школе он был похож на кровоточащий кусок мяса? А, может, рассказать про то, что его приютила совершенно чужая женщина, которую он теперь считает своей матерью? Или то, что он, блять, в конце-концов «ебучий педик», как ему часто говорили в этой же самой чертовой школе, и из-за этого его жизнь катилась в тартарары, хотя он ни капли ни о чем не жалеет?

Луи понимает, что Зейну не хочется говорить о своей жизни до универа и не настаивает. Этому закрытому, замкнутому парню необходимо время. Банальное время.

Так и происходит. Томлинсон старается подружиться с Зейном, который вечно таскает мешковатые толстовки, темно-красный шарф, рваные джинсы и грубые ботинки. Несмотря на старательно скрываемые Маликом мысли и эмоции, Луи все равно умудряется разглядеть отголоски чего-то тяжелого, что вечно уткнувшийся в скетчбук или записную книжку парень не в силах пока что отпустить.

С помощью многочисленных разговоров, походов в кино и посиделок Томлинсон пытается расшевелить Зейна, что, в конце концов, у него получается.

И вот, спустя полгода после поступления в университет, прежний Зейн исчезает, оставляя на память лишь старые шрамы, уродливые рубцы и неправильно сросшиеся переломы. Малик осознает, что не все люди одинаково плохи, есть замечательные люди, и доказательством этого служит Луи, которого Зейн в шутку называет ежиком.

Незаметно в их компанию вливается Найл — добрейшей души парень, который учится на одном потоке с парнями, но на другой специальности. Хоран просто пиздец какой позитивный человек. Одним присутствием он озаряет все вокруг, дарит улыбки и позитивные слова и упрямо тащит Зейна вперед, не давая тому вернуться на начальную отметку.

Теперь Зейн не представляет то, как раньше он жил без таких отчасти чудаковатых и веселых друзей.

✩ ✩ ✩​
Однажды Малик набирается храбрости и показывает друзьям свои наброски в скетчбуке. Сначала можно начать с более простого, например, как раз с рисунков, так как он пока что не готов вынести на обозрение друзей написанные рассказы, стихи и очерки. Это для него серьезный шаг — поделиться своим творчеством с другими людьми. 

— Да ладно, неужели возможно настолько охрененно рисовать? Зейн, да ты просто гребанный талант! — Найл поражен, и у него не укладывается в голове то, что можно так шикарно рисовать.

— Зи, я думаю, что тебе надо организовать выставку со своими работами, потому что скрывать такое — сущее преступление. Подумай над этим, бро, — предлагает Луи.

Предложенная Томлинсоном идея надолго заседает в голове парня.

Спустя некоторое время следует второй шаг. Теперь Зейн готов открыться немного больше, чем раньше, образно говоря, приоткрыть частичку своей души. Малик снова собирает друзей вместе и читает им некоторые стихотворения, отрывки и короткие рассказы собственного сочинения. Найл и Луи сидят, разинув рты от удивления, затем синхронно подскакивают на ноги и кидаются с объятиями на смущенного друга.

Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: