В закрытом космосе (Слэш, Юмор, Фантастика, AU, PG-13)

Короче, Гэвин всё просчитал. Проблема в том, понимаете ли, что с математикой у него всегда было плохо.

В него выстрелили из станнера, схватили за жопу и подвесили за ноги в трюме или в подвале, или в какой-то другой отвратной дыре. Кровь приливала к голове, и вместо умных мыслей там почему-то крутилась песня популярной в секторе певички инсектоидной расы.

Автор: Danny R. 
Рейтинг: PG-13
Жанры: Юмор, Фантастика, AU
Предупреждения: OOC, Нехронологическое повествование
Размер: Миди, 30 страниц
Статус: закончен
Описание: Гэвин Рид — охренительно крутой космический коп. 

Глава 1. Тириум с клубничным вкусом

Короче, Гэвин всё просчитал. Проблема в том, понимаете ли, что с математикой у него всегда было плохо.

В него выстрелили из станнера, схватили за жопу и подвесили за ноги в трюме или в подвале, или в какой-то другой отвратной дыре. Кровь приливала к голове, и вместо умных мыслей там почему-то крутилась песня популярной в секторе певички инсектоидной расы.

Началась история, разумеется, с Хэнка и его тупого андроида. Всё в галактическом патруле так или иначе начиналось с А’ндерс’на или его очередного косяка.

Когда Хэнку выдали андроида для патрулирования сектора, Гэвин громко и матерно возмутился. Его сектор был в полтора раза больше и в три раза опаснее, ему объективно нужнее, чтобы механический чувак вместо него ночью включал гипердвигатель или отвечал на идиотские спам-запросы, подлетая к обитаемой планете, а ещё прикрывал спину от шального бластера контрабандистов и укусов ядовитой фауны (а иногда и флоры).

Но у Хэнка выслуга больше и ранг выше. И вообще Хэнк — это Хэнк. Фаулер прямо так и сказал! Гэвин исходил на говно долго и упорно, но ничего не добился.

Вообще Гэвин не любил андроидов, но Хэнка А’ндерс’на он ненавидел ещё сильнее, зато быть лучшим и расти в должности очень любил. А помощник с компьютерными мозгами в этом мог бы очень помочь.

Пространства для маневра вроде как не было. Но только на первый взгляд! У Гэвина созрел простой и отвратительный план. Если подумать здраво, то родственные связи могут не только трепать нервы и рождать чувство собственной неполноценности. Наверное. Мало кто решался проверить на своей шкуре, но чисто теоретически… Почему бы не воспользоваться ими ради благого дела.

Обращаться к Элайдже Гэвин хотел меньше всего на свете, а просить об услуге и того меньше, но если выбирать между тем, чтобы утереть нос Хэнку с его щенком, Фаулеру и всей галактической полиции, и тем, чтобы быть самую малость в долгу перед кузеном, Гэвин для себя всё решил. Он уже сейчас понимал, что тысячу раз пожалеет, но ничего не мог с собой поделать.

Планета полыхала красным. Багрянцем отливали кроны деревьев, алыми ростками сквозь землю пробивалась трава. Светло-розовое море подкатывало к нежным песчаным берегам цвета чайной розы. Планета была красивой — на меньшее Элайджа Камски бы не покусился.

Гэвин припарковал видавший виды звездолёт на орбитальной станции и спустился вниз на шаттле. Несколько Хлой в голубых лётных комбинезонах ждали его в космопорту. Они были приветливы, от их белозубых улыбок уголки губ сами приподнимались, а внутри разливалось тепло. Одна из девушек запрограммировала спидер, и они понеслись сквозь багряные пейзажи.

Элайджа гулял по парку с красными деревьями и кустами. Серые дорожки были чистыми настолько, что с них, казалось, можно было есть. Поодаль расположилась группка босоногих Хлой в синих платьях. Они оживлённо переговаривались и, не стесняясь, рассматривали гостя. Когда Гэвин подошёл ближе, он заметил, что голову Элайджи обвивал тонкий обруч, а перед глазами был опущен голографический козырёк, на котором мелькали картинки. Он быстро моргал, а заговорил, напротив, слишком медленно, как будто был под кайфом:

— Дорогой кузен, доброго утра!

— Сейчас вечер по планетарному и ночь по межгалактическому.

— Время — это условность, — сказал Элайджа всё ещё немного заторможенно, потом смахнул голографический козырёк и заговорил нормально: — Так чем я обязан твоему визиту?

— Мне нужен андроид-полицейский. Самой последней модели. Такой, чтобы Киберлайф увидели и обосрались от зависти.

— Но Гэвин, у меня нет андроидов-полицейских. — Он развёл руками. — Зачем бы они мне пригодились на планете, где кроме меня никто не живёт.

— Ну, я не знаю. Должны же у тебя быть какие-то козыри в рукаве. Или тайная лаборатория, где ты клепаешь суперпрототипы.

Элайджа задумался. Его, похоже, серьёзно задело предположение, что у него может не быть козырей в рукаве.

— Могу дать тебе одну из Хлой. Некоторым из них я внедрил интересные программы, вроде умения плавать с аквалангом, играть в дженгу или танцевать сальсу. Есть парочка со знаниями кунг-фу и ашварианского рукопашного.

— Сальсу оставь себе, а вот про ашварианский давай поподробнее.

На этой Хлое тоже не было обуви, но одета она была в широкие штаны чуть ниже колена и в майку, скроенную как один большой крест. Светлые волосы были убраны в пучок. Она выглядела хрупкой, но ощущение было обманчивым. Подраться с ней Гэвин не хотел бы.

Элайджа прощался с андроидом, как мамка, которая отправляет сына в космос в первый раз, спрашивая не забыл ли он термобельишко и работает ли его генератор воды. Хлоя внимательно слушала и кивала с сосредоточенным личиком. В конце концов Элайджа поцеловал её в лоб и отпустил.

Так трогательно, что самую малость хотелось блевать.

***​

Итак, его несли по длинным коридорам, как мешок с дибоггами. Одна рука лежала на пояснице, вторая поддерживала за внутреннюю сторону бедра.

И можно, конечно, его осудить, воззвать к морали и все дела, но у Гэвина встал. То ли он слишком много дрочил в последнее время, то ли слишком мало. Как-то так вышло, в общем. И андроид странно его держал! Слишком интимно, трогал под коленкой и за поясницу. Кто так переносит пленников?!

Почувствовав грудью стояк, андроид остановился.

— Реакция не входит в число ожидаемых, — озадаченно произнёс он.

— Ну, прости, что расплавил твои электронные мозги.

Если подумать, то это неплохой способ решения проблем — пугать андроидов стояком. Как только что-то не так, расстёгиваешь штаны, и ваш пластиковый друг настолько озадачен, что выходит из строя.

— Мой процессор в порядке, но я затрудняюсь выбрать модель дальнейшего поведения.

— Отпусти меня, а?

— Запрещённое действие.

— Ну ладно.

Ах да, как он оказался в этой ситуации.

Они с Хлоей играли в голокарты до самого Детройта, названного в честь старого земного города. Она забавно прижимала руки ко рту каждый раз, когда выигрывала. А выигрывала она одну партию за другой, но продолжала удивляться.

Пока Гэвин спал, Хлоя прибралась на служебном корабле и запрограммировала синтезатор на нормальную еду. А то у Гэвина получались только парёные фиблоки, похожие на земную свёклу. Синтезированное мясо он ел, чуть не плача. Ещё Хлоя отремонтировала охлаждающий элемент, который гремел, как доисторический вентилятор. При этом она выглядела такой счастливой, что оставаться мрачным мудаком было сложно. К такому, пожалуй, можно и привыкнуть.

Фаулер был не в восторге от инициативности своего подчинённого и сказал, что отвечать за неучётного андроида Гэвин будет сам. Но Фаулер вообще мало от чего был в восторге.

Хлоя заверила, что будет служить галактической полиции верой и правдой. Тут можно было расплакаться от гордости. Гэвин выдал ей форму полицейских андроидов и станнер. Форма была ей велика, потому что шилась на модель RK, но Хлоя пообещала перекроить пиджак, а похожие брюки они купили в единственном гражданском магазине на Детройте. Обувь она надевать отказалась. Зато себе Гэвин прикупил последний писк моды — кроссовки с неоновыми огоньками. Не смог удержаться, рекламные боты атаковали со всех сторон.

Счастливые и с покупками они вернулись в участок.

Фаулер дал их новой и перспективной команде пустяковое задание — накрыть производителей красного льда в секторе 7712q.

— Построй-ка маршрут до Оеэ, — сказал Гэвин Хлое, сидящей в навигаторском кресле. Голубая форменная куртка уже сидела на ней идеально (когда только успела?).

— Но он находится в секторе 6563df. А капитан дал нам указание отправиться в сектор 7712q.

— Мы проявим немного самостоятельности.

— О! — воскликнула Хлоя и заулыбалась. — Я поняла. Нарушаем приказы. Это весело.

Она подмигнула Гэвину, и он с ужасом подумал, что же Элайджа пихает в своих андроидов. Хотя к этой конкретной девочке Гэвин потихоньку начал проникаться. Умел кузен забраться в душу.

На самом деле на Оеэ отправили Хэнка с андроидом, но кого это волновало. Замут заключался в том, что патрульному из этого сектора взбесившиеся андроиды подорвали жопу, и новоиспеченную команду органики и пластика отправили на задание, чтобы выяснить подробности сего туманного происшествия. Гэвин понимал, что раскрой он галактический заговор, его имя войдёт в историю, а Хэнк сядет в лужу. Одним выстрелов — двух многохвостых хорьков. Хороший план. Просто отличный. Гэвин собой гордился.

У него эта планетка давно была в разработке. Что-то там происходило. И кого туда отправляют в итоге? Не его! Где справедливость?

Полёт проходил без малейших проблем. Гэвин впервые за сознательную жизнь выспался. Он вкусно ел, смотрел голофильмы, играл с Хлоей в карты и много-много спал. Это было до того похоже на отпуск, что Гэвин позабыл, зачем он, собственно, всё это затеял.

Омрачилась идиллия всего один раз, когда позвонил Фаулер и спросил, что корабль патрульного Рида забыл в сорока парсеках от места назначения и почему продолжал удаляться. Хлоя так ловко начала вешать на уши Фаулера лапшу, что босс отключился с пристыженным выражением лица.

Возможно (самую малость), отправляться на дело по чокнутым андроидам с чокнутым андроидом не лучший вариант, но Гэвин был готов подразнить удачу. Мама ему ещё в детстве сказала с сожалением: «Тебя будут часто бить, милый мой, с таким-то характером». И почти не ошиблась. Били его не часто, а очень часто.

В заправском кафетерии уже отирались Хэнк и его андроид. Эрка выглядел глупо с щенячьим взглядом, дурацкой кудряшкой на лбу и удивлённым изгибом бровей. Он стоял за высоким столиком и пил через трубочку тириум из ярко-розового пакетика (один из тех ароматизированных, с девчачьими вкусами).

— Детектив Рид! — окликнул он, взмахивая рукой. — Мы здесь. Идите к нам.

И не сделаешь ведь вид, что не заметил, так этот болван подпрыгивал.

Заправка была самой обычной и кафетерий в ней тоже. Ножка стола в виде лавовой лампы, столешница из тонкой нержавейки. Оплёванный пол и смех дальнобойщиков. Механический голос постоянно объявлял, что чей-то корабль заправлен и готов к отправлению, но всем было насрать, все хотели культурно провести время, и один и тот же номер повторялся до сотни раз. Облупившийся робот-уборщик скромно перебегал из одной части кафетерия к другой, не справляясь с объёмами работы.

— Смотрю, ты тоже достал себе игрушку, — мрачно буркнул Хэнк, когда они подошли.

Гэвин не любил его по многим причинам. Во-первых, А’ндерс’ны были одной из первых семей, сваливших с Земли, когда экология окончательно испортилась. Родители Гэвина, напротив, до сих пор жили в настоящем Детройте под городским куполом. Во-вторых, после личной драмы, подробностей которой Гэвин не хотел знать, Хэнк перестал работать и начал бухать по-чёрному. На его территории творился ад, но его не выгоняли. Более того, выдали андроида, чтобы хоть как-то привести сектор в порядок. Гэвин понимал, что у него самого и так дела шли неплохо, но разве за хорошую работу не должны поощрять, а за плохую — наказывать? Что пошло не так у них в патруле. В-третьих, Хэнк в начале карьеры удачно раскрутил одно дельце с красным льдом, в котором были замешаны гигантские слизни с планеты Шушшешь, и потом все последующие годы почивал на лаврах, ничего толком не делая. Дело было интересным — слизь на время меняла химический состав наркотика, и засечь его было невозможно, а потом в безопасности красный лёд сушился и продавался торчкам. Но это обычное везение. Гэвину вот не везло на интересные дела.

Ах да, характер у Хэнка тоже был не подарок. С какой стороны ни посмотри, неприятный тип.

— Хлоя, — она протянула руку сначала Хэнку для рукопожатия, а потом подняла её пальцами вверх и поднесла к ладони Хэнкова андроида. Кожа сползла, и они подключились для обмена информацией. Гэвин бы предпочёл этого избежать, но таковы правила этикета. Он почему-то всегда представлял, что во время этого обмена они угарают над тупыми людишками.

— У Коннора очень вкусный тириум, — встрепенулась Хлоя и повисла у Гэвина на руке. — Купите мне такой же, мистер Рид. Пожалуйста.

Гэвин выругался себе под нос, но не удержался и пошёл к кассе. Девчонка вила из него верёвки. Себе он взял кофе, который на заправках был ужасным, но особого выбора человеческой еды на универсальных станциях никогда и не было.

— И пакетик тириума.

— С каким вкусом? — спросил продавец, огромный камнеобразный увалень, жующий синюю траву. Жалюзи над его окошком наполовину опустились. Сбоку шла надпись не на стандарте и цены напротив. Гэвин видел такие цифры первый раз в жизни.

— Я похож на специалиста?.. А с каким есть?

Кассир начал бесконечное перечисление, прерываясь, чтобы пожевать или сплюнуть. Гэвин не запомнил и половины. Жалюзи ещё чуть-чуть опустились. Теперь было слышно чавканье, но слюнявого рта видно не было.

— Давайте всего по одному.

В конце концов, у них долгое путешествие. Гэвин расплатился по универсатору и пошёл обратно, нагруженный горой разноцветных пакетов с серебристой каемкой и того же цвета иероглифами вперемешку с пиктограмами. Хэнк, увидев его, гаденько усмехнулся. У Коннора в глазах чуть ли не сердечки плясали. Хлоя сложила руки, как будто собиралась молиться rA9.

— Тебе с каким вкусом нравится?

— Не знаю. Элайджа разрешает нам только чистый тириум, говорит, что остальные вредны для биокомпонентов.

— Может, тогда не стоит? Не верю, что говорю это, но Элайдже лучше знать.

Хлоя фыркнула и отняла все пакетики. Гэвин подумал, что кузен надерёт ему зад, если с Хлоей что-то случится. И будет прав. Наверное.

— Зачетные кроссы, придурок, — усмехнулся Хэнк, рассматривая босые ноги Хлои и рождественскую феерию Гэвина вместо обуви. — Так что ты тут делаешь, а? Да ещё и с девочкой этой.

— Тебя спросить забыл.

— Я тебя по званию выше вообще-то, ничего?

— Ничего.

Его отвлекал чёртов симпатичный андроид, а Гэвин не хотел, чтобы какие-то пластмассовые парни казались ему симпатичными, поэтому он с ощущением полнейшего тлена цедил остатки заправочного кофе и внутренне страдал. Элайджа будто подсмотрел его историю просмотров в голонете и сделал вот это с кудряшкой, родинками и глазищами.

— Мы глубоко прорабатываем наше дело, — пояснила Хлоя с ослепительной улыбкой. — Иногда даже для расследования несложного на первый взгляд преступления необходимо зайти с неожиданной стороны.

— И неожиданная сторона обязательно там же, куда направляюсь я, — хмыкнул Хэнк.

— Пути rA9 неисповедимы, лейтенант. Возможно, вам с патрульным офицером Ридом стоит провести некоторое время вместе, узнать друг друга получше…

— Ещё чего! — в унисон сказали они.

Читать дальше/Обсудить на форуме Скачать в формате doc

Поделиться: