Три Рождества Стайлза Стилински (Волчонок, Слэш, Романтика, Ангст, Драма, Психология, AU, NC-17)

Описание: иногда достаточно какого-нибудь пустячного происшествия, чтобы вся дальнейшая жизнь сложилась по-другому. Один герой, три разных жизни, три разных Рождества.

Автор: tatiana-tiana
Беты (редакторы): Owl 08
Фэндом: Волчонок
Персонажи: Стайлз/нжп, Стайлз/нмп, Дерек/Стайлз
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Ангст, Драма, Психология, AU, Мифические существа
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Размер: Миди, 18 страниц
Статус: закончен

25 декабря 2013 года, стадион Стэндфордского университета, штат Калифорния

— Итак, до конца игры осталось меньше десяти минут, и тренер калифорнийской команды делает последнюю допускаемую правилами замену. На поле выходят великолепные и непобедимые… братья Стилински!

Стадион взрывается приветственным воплем, от которого у обоих ненадолго закладывает уши.

— Это впечатляет, а, брат? — Скотт хлопает Стайлза по плечу.

— Все еще впечатляет? Мы с тобой уже давно не два лузера со скамейки запасных. Повзрослей, брат!

— Для меня это до сих пор звучит как музыка.

— Давай, брат, всыплем как следует этим жалким дилетантам.

Они планировали провести Рождество с семьей, как и полагается хорошим американским парням, но рождественский благотворительный матч, организованный Национальной лигой лакросса, — достаточно весомая причина отсутствия старших сыновей за столом в Сочельник, даже для таких родителей, как у Стайлза и Скотта.

Стайлз, в отличие от брата, ничуть не огорчен. Студенческая вечеринка куда веселее, чем семейный обед в компании родителей и сестренок, которые еще слишком малы, чтобы с ними было интересно.

— …и команда Стэндфордского университета побеждает своих соперников с разгромным счетом! Напоминаем нашим зрителям, что вся выручка от продажи билетов пойдет на подарки для детей-сирот, больных аутизмом и СДВ.

— Это определенно будет на первой полосе, — довольно кивает Скотт.

— Мы с братом с самого детства мечтали стать чемпионами, — лучезарно улыбаясь, говорит Скотт журналистам (кто как, а Стайлз никогда не мечтал стать звездой — пределом его мечтаний было хоть изредка выходить на поле), — и каждую свободную минуту использовали для усиленных тренировок.

— Не секрет, что для многих юных спортсменов вы являетесь кумирами, они вам подражают…

— Да, и это большая ответственность. Поэтому я никогда не делаю того, о чем не смогу потом рассказать маме.
Журналисты вежливо смеются.

— Что бы вы посоветовали нынешним школьникам, которые мечтают сделать такую же блестящую спортивную карьеру, как знаменитые братья Стилински?

— Оставайтесь собой, ребята, не идите на поводу у плохих парней, которые станут предлагать вам наркоту и алкоголь, упорно тренируйтесь… И найдите себе хороших друзей.
Скотт обнимает Стайлза за плечи, и они синхронно улыбаются в камеры.

— Как тебе моя речь? — негромко спрашивает Скотт.

— Редкостное дерьмо, — так же вполголоса отвечает Стайлз. — Сегодня ты превзошел сам себя. Еще бы посоветовал им мыть руки перед едой и читать перед сном Библию. Это здоровые молодые парни, а не престарелые монашки.

— Не могу же я посоветовать им: берите пример с моего беспутного брата, который не встречается ни с одной девушкой больше трех раз.

— Последний вопрос, ребята. Расскажите, с чего начался взлет вашей спортивной карьеры?

— Мы шли к этому долгим и трудным путем… — начинает Скотт, и Стайлз перестает слушать. Этот вопрос задают на каждом интервью, и он почти наизусть знает, что сейчас будет рассказывать Скотт. Он всегда говорит примерно одно и то же, только слегка переставляя слова.

Странно, что всякий раз, когда Скотт высказывается на эту тему, Стайлз почему-то начинает вспоминать совсем о другом.


он осторожно прокрадывается к выходу на цыпочках, в одних носках, и тут на его плечо опускается тяжелая отцовская рука.

— Привет, пап, как дела?

— Ты опять слушал мои разговоры по рации?

— Нет, то есть… Только самые интересные.

Шериф выразительно смотрит на ботинки в руках Стайлза.

— Я хотел ненадолго забежать к Скотту. Домашнее задание по математике…

— У тебя с ним проблемы?

Стайлз мнется, а потом выдает, сделав честное лицо:

— По правде говоря, не у меня, а у Скотта… Пап, ну только не говори, что ты ни разу не списывал, когда учился в школе!

Стайлз уже давно усвоил простую истину, известную каждому подростку — если не хочешь усложнять себе жизнь, то поменьше откровенничай с родителями.

Учитывая профессиональное чутье отца, на совсем уж бесхитростную ложь шериф не купится, но если перемешать ее с правдой в разумной пропорции, дело выгорит. Сработало и на этот раз.

— Что ж, раз так, я тебя подброшу. Не стоит ходить вечерами одному — ты подслушал достаточно, чтобы с этим не спорить. Тем более что нам надо поговорить.

В машине отца знакомо пахнет сигаретами, старой кожей и, чуть ощутимо, — порохом и ружейной смазкой.
Даже в таком тихом городке, как Бикон-Хиллс, шерифу зачастую приходилось задерживаться на работе допоздна. Иногда за его маленьким сынишкой присматривала одна из мамаш-домохозяек, дети которой ходили с ним в детский сад или начальную школу. В остальных случаях отцу приходилось брать его с собой — не оставлять же мальчика одного в пустом доме. Кажется, половину своего детства Стайлз провел на сиденье отцовской машины. В любом случае, это было куда лучше, чем скучать в полицейском участке под присмотром дежурного.

— Я всегда хотел, чтобы у тебя была нормальная семья, Стайлз, — вдруг говорит отец, как будто подслушав его мысли. — Конечно, стоило подумать об этом раньше, а не теперь, когда ты почти вырос… Да и я уже не молод, но Мелисса тоже не девочка, и со Скоттом вы отлично ладите.

— Ты и миссис МакКолл? — Стайлз невольно расплывается в улыбке. — Надо же! Скотт говорил, что его мать начала с кем-то встречаться, и я тоже обратил внимание, что ты слишком часто задерживаешься после работы, но уж никак не мог предположить…

— Мы вместе ходили на лакросс — болеть за вашу команду, много разговаривали, и как-то само собой получилось… Так ты не против?

— Ну конечно, пап! Это отличная идея! Миссис МакКолл замечательная, и я очень рад, что ты не останешься один, когда я уеду в колледж. И Скотту ты нравишься. Кстати, а как он принял новость?

— Не знаю, она собирается ему рассказать уже несколько дней. Но теперь, как я понимаю, проблема решена — ты немедленно ему все разболтаешь, не так ли?

Стайлз рассеянно кивает, мысленно он уже в доме Скотта и рассказывает ему, что вскоре они станут вроде как братьями.

Их новые отношения начинаются весьма впечатляюще — испугавшийся шума под окном Скотт едва не угостил его ударом бейсбольной биты.

— Стайлз! Какого черта ты тут делаешь?

— Ты не отвечал по телефону. Почему у тебя бита?

— Я думал, это хищник…

— Ты в Калифорнии, чувак, а не в джунглях Вьетнама! Откуда тут хищники? Бля, ты жутко перепугал меня! А теперь положи биту и послушай — у меня офигительные новости.

О найденной в лесу половине трупа в тот вечер он так и не вспомнил. Стайлз вообще больше не интересовался этим делом, к тому же оно оказалось не таким уж и загадочным — по горячим следам шериф арестовал некоего Дерека Хейла, оказавшегося родным братом убитой девушки. Банальная история — парень свихнулся, в одночасье потеряв семью, к тому же страдал какими-то странными припадками, и, похоже, во время одного из них убил сестру.

Несмотря на это, его признали вменяемым, и присяжные дали ему пожизненное — еще повезло, что не смертную казнь, как считали одноклассники, бурно обсуждавшие «дело хмурого маньяка».

Стайлз слушал эти разговоры вполуха — ему не было дела до неведомого Дерека Хейла, которого он и в глаза не видел. Ему было куда интереснее то, что происходило в его собственной семье.

Скотт и Мелисса переехали в дом к Стилински, и через несколько дней ему уже казалось, что так было всегда.
Блинчики на завтрак, аккуратно зашитый рукав любимого свитера — сколько вещей выбросил просто потому, что некому было их починить! Это были приятные мелочи, и главное — отец стал приходить домой пораньше, и у него молодо блестели глаза.

Скотт начал встречаться с новой девушкой — Элисон, а потом и у Стайлза наладилась личная жизнь, как раз после того, как он стал капитаном школьной команды по лакроссу. Бессменный кэп Джексон Уитмор накануне нового сезона покинул свой пост — заболел какой-то странной кожной болезнью, и родители увезли его лечиться, по слухам, куда-то в Бразилию, к тамошним шаманам. Стайлз не слишком верил в эту историю, важнее было другое — из-за перестановок в команде они со Скоттом оказались на первой линии.

Без Джексона его приятели были куда менее агрессивны, и Стайлз сумел наконец-то показать себя с лучшей стороны, а редкостное взаимопонимание между ним и Скоттом превратило их в отличный тандем, сумевший вывести школьную команду на чемпионат штата. Вместе со званием капитана Стайлз получил и Лидию, которая вдруг нашла в нем массу скрытых достоинств — она всегда была умной девушкой, и это не составило ей особого труда. Как и лишить Стайлза надоевшей девственности, тактично сделав вид, что она ничуть не сомневается в его опытности.

В университет они отправились со спортивной стипендией, что было очень кстати — на доходы шерифа и медсестры родители вряд ли смогли бы отправить в колледж двоих сыновей. Перед отъездом Скотт сменил фамилию, и в колледж они прибыли уже как братья Стилински.

На Рождественской вечеринке, которая вот-вот готова была превратиться в обычную студенческую попойку, Стайлз после недолгих размышлений решает подкатить яйца к Лили — девушки с такими сиськами обычно не отказывают мужчинам. Парни слетаются на их выдающиеся прелести, как мухи на варенье, и если бы Лили это не нравилось, она не носила бы платье с таким глубоким вырезом. Забавно, что еще недавно девушки казались ему загадочными существами, а женская психология — материей куда более сложной, чем квадратные уравнения. Оказалось, что иногда нужно просто изучить предмет поближе и поподробнее, чтобы он утратил всю свою таинственность.

Стайлз обычно выбирает девушек с броской внешностью, вызывающе сексуальных и с округлыми формами. И дело не в том, что его заводит именно такой типаж. На самом деле худощавые коротко стриженые брюнетки с маленькой грудью и узкими бедрами нравятся ему куда больше. А если уж быть совсем откровенным, чего он не позволяет себе даже со Скоттом, самое яркое сексуальное переживание Стайлз испытал в прошлом сезоне, после совместной тренировки перед товарищеским матчем со студенческой командой Академии Сан-Карлос.

Он случайно задержался в раздевалке, и капитан команды соперников, высокий и смуглый красавчик Мигель, прижал его к стенке и засосал по самые гланды. Стайлзу даже показалось, что Мигель вот-вот сожрет его, как удав кролика. От него пахло потом и мускусом, щетина царапала Стайлзу щеки, а каменный член упирался в бедро. Ему бы следовало отпихнуть Мигеля, а лучше — врезать наглецу по морде, но Стайлз только пыхтел и хватал ртом воздух, пока проклятый латинос тискал его задницу, бормоча на ухо ласковые слова вперемешку с непристойностями на том ужасном жаргоне, который у них считается английским языком. Он едва не заорал, когда Мигель запустил руку ему в штаны — но не от возмущения, а от острого удовольствия. Широкая и шершавая рука Мигеля, в грубых мозолях от клюшки, творила чудеса с членом Стайлза, мокрым и липким от натекшей с головки смазки. Он позорно кончил в подставленную ладонь, с каким-то девчачьим взвизгом, а Мигель только смеялся, ухитряясь при этом двигать его ладонью по своему члену, который — словно для того, чтобы добавить последнюю каплю к унижению Стайлза — был больше и толще.

Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: