Сила Моря (Пираты Карибского Моря, Флафф, Мистика, Hurt/comfort, AU)

Описание:
Капитан Армандо Салазар и его команда чудом спасаются из Дьявольского Треугольника. Но какова цена? Как изменится его жизнь и его взгляды после рокового крушения?

Название: Сила Моря
Автор: Amaltiirtare-the-witch 
Пэйринг и персонажи: Армандо Салазар/Джек Воробей, Капитан Джек Воробей, Капитан Армандо Салазар, Лейтенант Лесаро
Рейтинг: R
Жанры: Флафф, Мистика, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Underage
Размер: Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус: закончен

Капитан Армандо Салазар не любил тратить время на размышления о причинах того или иного события. Он привык встречать любые напасти, отмерянные ему судьбой, лицом к лицу, как и должно настоящему мужчине, без лишних колебаний. В конечном итоге, какая к морскому дьяволу разница, почему начался шторм? Он начался, и это значит одно — капитану Салазару надо его пережить. Причем, с наименьшими потерями. Раз за разом это ему удавалось, что бы жизнь ни бросала ему на дорогу, чем бы ни пыталась раздавить. Именно это качество никогда не робеть перед лицом неприятностей и помогло ему, когда он и его команда очнулись на небольшом клочке земли внутри Дьявольского Треугольника после того, как их корабль разнесло о коварные каменные зубы, торчащие из-под воды.
По сей день, уже почти шесть месяцев после того кошмара, который ему удалось пережить, он не стремился найти объяснение тому, что произошло. Не задавал вопросов, как и почему. Он просто шел дальше, продолжая делать то, что у него получалось лучше всего: вершить суд над теми, кто оскверняет соленые воды своим гнилым присутствием. Да, теперь это стало одновременно сложнее и проще. Раньше вся его сущность была настроена на выведение лишь одной чумы — пиратов, которые как паразиты, сосали кровь из мореходных вен бескрайнего океана, питаясь чужой болью и чужим несчастьем. Желание стереть эту нечисть с лица земли никуда не исчезло, оно все так же пульсировало внутри него ярким жгучим пламенем, но, когда капитан Салазар в первый раз после крушения в Дьявольском Треугольнике вновь заступил за руль «Немой Марии», его вело нечто другое, нечто большее. Незримые руки словно тянули команду и его самого вдаль, за горизонт, куда, он и не понимал тогда. Поддавшись на настойчивый позыв, Армандо направил свой корабль туда, словно по стрелке невидимого компаса.
Не сразу капитан понял, что хочет от него та неведомая сила, так упорно влекущая его за собой. Обнаружив в конце пути небольшое торговое суденышко, испанец был в недоумении. Однако, тянущее чувство, которое, словно на поводке тащило их к этому месту, сменилось теперь частым, пульсирующим ощущением, которое шло в разрез с тактом биения сердца и нагоняло тревогу. Как будто что-то живое сидело внутри и о чем-то отчаянно пыталось рассказать. О чем, Армандо поймет только когда нестерпимый набат, в который превратится инородный беспокойный пульс, вынудит его пробраться на этот треклятый корабль в ночной тьме.
Работорговля, может, и приносила деньги казне его государства, но капитану Салазару эта практика была противна. Торговое судно было взято под арест за нарушение закона о контрабанде.
С тех пор, он не сомневался в том, что неведомая им сила укажет правильный курс.
Лишь однажды он осмелился пойти ей наперекор. Направляясь к очередной цели, они заметили вдалеке пиратский корабль, и Армандо, ощутив прилив забытой ярости, резко положил штурвал вправо. Жажда погони и нестерпимый огонь мести внутри на время притупили его сознание, оставив лишь узкий проем, в который он видел лишь свою добычу, уходящую за горизонт с поднятым черным флагом. Через несколько мгновений, разум капитана прорвался сквозь пелену вязкого тумана злобы, и он снова почувствовал тянущую его в другую сторону силу. Осознание того, что его желанная цель и та, к которой его ведет неведомая рука, не совпадают, повергло его в шок. Затем пришла ярость, и он с ожесточенным упорством игнорировал все усиливающееся напряжение в незримой путеводной нити, которая словно выходила у него из груди и тянула его за собой, казалось, цепляясь за его самую душу. Не поддаваясь на зов, Армандо крепко держал штурвал и не намеревался отклоняться от выбранного курса, впиваясь взглядом в маленькую точку на самом горизонте, в которую превратился пиратский корабль. Только недоуменное и беспокойное поведение команды отвлекло его внимание от преследуемой цели. Их корабль, легендарная «Немая Мария», стоял с туго натянутыми ветром парусами, не двигаясь с места в зеркальной морской глади.
Капитан Армандо Салазар был человеком действия. Задаваться вопросами, ответы на которые не помогут ему в решении проблем, он не любил. Когда он понял, что нагнать добычу ему не дано, ему впервые захотелось разразиться бранью и проклятиями в адрес той силы, которая до сих пор никогда не предавала его желание навести порядок на водных просторах. Только лица его команды, людей, которые шли за ним все это время, без сомнений, без страха, целиком и полностью доверяющие своему капитану, вложивших в его руки свои судьбы и жизни, остановили его. Само Море, теперь он был в этом уверен, приложило свои силы к тому, чтобы экипаж «Немой Марии» не сгинул в коварных водах Дьявольского Треугольника, в который, если говорить честно, Салазара загнала его собственная слепая ярость и принявшее болезненный удар самолюбие. Все в этой жизни имеет цену, каждый человек убеждается в этом на своем опыте. Его ценой за жизнь и жизни его команды, за возможность снова ходить под парусом и восстанавливать справедливость на синих просторах, оказалась неоспоримая обязанность выполнять волю самого Моря, когда и по отношению к кому оно пожелает. Тягаться с тем, что подарило ему второй шанс, пусть и забрав кое-что в обмен, и перечить желанию того, что поклялся защищать, было глупо, безнадежно и неблагодарно. Воля Моря теперь его закон. Капитан Армандо Салазар умел приспосабливаться к любым поворотам судьбы.
Очередная добыча оказалась ни много ни мало английским линейным парусником. Командующий принял Салазара с распростертыми объятиями, радуясь возможности пообщаться с легендарным Морским Мясником. Пульс моря ощущался тяжелым тягучим грузом, давящим на плечи так, что и дышать иной раз было проблематично. Такое капитан ощущал не в первый раз. По настойчивости и интенсивности позыва, можно было понять, насколько сильно Море недовольно происходящим. Сейчас же он ясно ощущал темное бурлящее негодование Моря, и то, как оно хочет прибрать к себе посмевших предать его законы.
Однако на корабле не нашлось ничего подозрительного. Что уже само по себе заставляло напрячься. Армандо с самого раннего детства знал, что творится на военных кораблях во время дальних походов. Поэтому, используя всю силу своего очарования и приправив увесистой дозой неприкрытой лести, он заставил командующего провести ему полную экскурсию, в том числе и с осмотром трюма, кают, помещений для команды и даже камбуза и лазарета. Нигде ничего не бросилось ему в глаза, ни единой детали. Словно корабль пять минут назад отошел от причала. Такой порядок нервировал и настораживал, как и то, что в трюме ему показалось слишком тесно, несмотря на то, что он был лишь частично заполнен припасами. Что-то здесь явно было нечисто, но что, узнать так и не удалось. Разочарованный, но не оставляющий надежды разобраться с этой загадкой после захода солнца, Армандо вернулся на свой корабль.
Стоило им поднять якорь и отшвартоваться от военного судна, как к нему подошел лейтенант Лесаро и попросил поговорить наедине. Заметив, как нервно сжимаются в кулаки руки его друга, Салазар поспешил провести своего помощника в каюту капитана.
— Мы не можем выпускать их из виду, — выпалил Лесаро.
— Не выпустим, — успокоил его Армандо, но Рауль все еще был тревожен. — Что тебя беспокоит?
— Там… Капитан, там… Они, — лейтенант, казалось, не может вытолкнуть слова, словно комом застрявшие в горле.
— Говори же, что ты обнаружил, — Салазар сжал ладонью плечо своего помощника, — что бы это ни было, черт возьми, они заплатят за то, что совершили.
— У них Джек, — практически шепотом сказал Лесаро.
— Джек? Какой Джек? — Удивленно спросил Салазар.
— Воробей, капитан. Джек Воробей, — мрачно ответил лейтенант.
Имя, которое первые месяцы после того, как Армандо с командой чудом выбрался из Дьявольского Треугольника, он произносил лишь вперемешку с проклятиями и обещаниями мучительной смерти, теперь же прошлось по телу сумбурной волной эмоций. Злость, досада, негодование, любопытство, невольное уважение и совсем капелька мальчишеского восторга. Когда Армандо начал следовать зову Моря и находить преступников, которых оно хотело наказать, он понял, что пираты, на самом деле, не самое страшное, что может случиться. Потому что пираты, по крайней мере, были честные в одном отношении: они не претендовали на звание честных законопослушных людей. Тому количеству грязных, гнусных, подлых дел, которые совершались под флагами Ост Индийской компании позавидовал бы иной пиратский капитан. Торговля людьми, которых везли, как скот, на продажу, детей, женщин, молодых мужчин, которые окажутся потом на плантациях, в борделях или, если повезет, в качестве домашнего персонала у какого-нибудь богатого человека. Больных и слабых, которые не могли перенести все тяготы длительного путешествия в темном, душном, набитом людьми, трюме, выводили на палубу, стреляли в голову и бросали за борт, без лишних церемоний. Поэтому Армандо уже перестал считать пиратов единственными, кто заслуживает истребления. Если само Море благоволило некоторым, кто ходил под черным флагом с черепом и скрещенными саблями, то не в его силах было этому противостоять.
А Джек Воробей… Что ж, этот дерзкий неугомонный мальчишка, который с такой легкостью завел его, бывалого капитана, в ловушку, был вполне достоин той толики уважения, которую испытывал к нему Салазар. Отойдя от потрясений Дьявольского Треугольника и встав вновь под парус, он невольно вспомнил, что и сам не стал бы тем, кем он сейчас есть, будь он простым, непримечательным, тихим и исполнительным матросом. Никакое родство и никакие связи не достали бы ему его титул и его награды, не будь он готов точно так же зубами вырывать победу, идти по трупам и огибать правила, если цель того стоила. Джек Воробей поступил так, как поступил бы сам Салазар, окажись он в такой ситуации. Любой ценой защитить свою команду, свой корабль. Джеку это удалось, Армандо же поплатился за горячность и безрассудство, которые, казалось, он давно оставил позади.
— Капитан, я прошу Вас, выслушайте меня!
Салазар и не заметил, что в пылу воспоминаний он решительно направился к двери каюты, словно намереваясь сейчас же штурмом взять корабль и отыскать на нем маленького пирата, ставшего единственным, кто ушел от Морского Мясника.
— Капитан, пожалуйста!
В голосе его первого помощника звучало такое отчаяние, что Салазар даже испугался. Не к добру это. Рауль Лесаро был человеком разума, а не эмоций. Настолько его взволновать могло что-то поистине ужасное.
— Морской дьявол мне в буйабес, Рауль! Не заставляй меня вытягивать из тебя информацию по словам, говори уже, что тебя так встревожило?!
— Они его три месяца держат, — собравшись с силами, ответил он. — Они… Армандо, они… Мучают его. На нем места живого уже нет, все в побоях. Как собаку на цепь посадили, кандалы на руки и на ноги, и… Всей командой, твари красномундирные, все, понимаешь? Мы много чего за свою жизнь повидали, но я Мадонной клянусь, я такое зверство в первый раз встречаю.
Салазар потрясенно молчал, смотря на охваченного метаниями лучшего друга. Вероятно, его лицо выражало не самые участливые эмоции, потому что Рауль продолжил:
— Ты, я знаю, на него долго кинжал свой точишь, дня, бывало, не пройдет, как ты его достанешь из ножен и давай натирать-натачивать, бормоча под нос все проклятия мира. И, знаешь, я бы не прочь с ним поквитаться, этот маленький щенок нам достаточно крови попортил, но не так, разрази меня гром! Он же мальчишка совсем. — Выдохнул Рауль, словно успокаиваясь, истратив запал. — Пятнадцать лет всего четыре луны назад исполнилось. Нельзя его оставлять, капитан, ему и так недолго осталось. Не жилец парнишка, ему пулю в лоб пустить — от мучений избавить.
— Мы же весь корабль практически от носа до кормы исходили, где они его спрятать умудрились?
— У них в трюме отсек потайной, пока Вы с командующим во взаимных комплиментах рассыпались, я украдкой проследил. Не Вам одному трюм тесным показался, я-то знаю, сколько шагов вдоль трюма должно быть, там недобор почти в двадцать футов. Они там клетку сделали, и бросили его туда, как зверя какого. Лучше бы я туда не совался, мне его стоны в кошмарах теперь сниться будут. Сколько всякой падали мы повстречали за все это время, но так сильно кого-то на рее вздернуть я давно не хотел.
Армандо продолжал угрюмо молчать, наблюдая, как его всегда невозмутимый первый помощник неспокойно дергается, пытаясь взять свои эмоции под контроль. Не зря Море так его гнало сюда, не зря давит тисками, словно поторапливая, пульсируя внутри «сделай, сделай же что-нибудь!».
— Я и узнал-то его не сразу, а только по бусинам цветным, что он в волосы вплел.
На этом месте Рауль хрипло рассмеялся, и добавил:
— Знаешь, обычно если мы на зов приходим, редко когда всю команду под нож или за решетку. А тут… На рее вздернуть — это еще мало. Сжечь их заживо, вместе с кораблем этим, кровью пропитанным. — Лесаро злобно оскалился и посмотрел за окно, на закатывающееся за горизонт солнце. — Я тебя только об одном прошу, как друг. — Салазар безмолвно кивнул. Рауль редко что-то просил, а уж как друг — тем более. — Когда корабль возьмем, ты парнишку сразу на тот свет отправь. Не мучай. Он и так настрадался, никому такого не пожелаю, а пожить не успел толком, юнец совсем.
— Я о нем позабочусь, Рауль. Обещаю. — Армандо никогда не был бессмысленно жестоким. Издеваться над жертвой это удел слабых духом людей, которые не могут сразу спустить курок или перерезать глотку, и вместо этого растягивают страдания, наслаждаясь и упиваясь ими. Таким людям не место в море, и капитан Армандо Салазар поможет это исправить.
Ночью, вернувшись к стоящему на якоре военному кораблю, капитан и его команда бесшумно просочились на борт. Все же у мертвецов есть свои преимущества. Армандо оскалился в сочащейся черной кровью улыбке и направился прямо в трюм, туда, где, по словам Рауля, держали Джека Воробья.

Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: