Идеальная пара (Волчонок, Слэш, Ангст, Психология, Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER, NC-17)

Описание: Он нашел свое лекарство против надвигающегося безумия. Иногда нужно упасть на самое дно, чтобы оттолкнуться от него и всплыть наверх.

Автор: tatiana-tiana 
Беты (редакторы): Owl 08
Фэндом: Волчонок
Персонажи: Дерек/Джексон, Джексон/Дерек
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, Психология, Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Пропущенная сцена
Предупреждения: BDSM, OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер: Мини, 7 страниц
Статус: закончен

Дерек открыл дверь очень тихо – стрелки часов уже давно перевалили за полночь. Ему смертельно хотелось спать, но сначала стоило умыться и переодеться. Торопливый грубый минет оставил явственное послевкусие во рту и неприятное ощущение стянутости кожи на лице вокруг рта. К тому же его одежда была мокрой и грязной, и не только снаружи.

Он не ожидал ничего подобного, когда решил срезать путь через полутемную подворотню многоквартирного дома. Поэтому, когда сильная и грубая рука схватила его сзади, сжав горло, он среагировал на полсекунды медленнее.

Даже несмотря на это, человеку бы точно не поздоровилось, но нападавший не был человеком, поэтому когти Дерека вспороли воздух в нескольких миллиметрах от цели. Нападавший успел уклониться, а Дерек получил весьма болезненный удар под ребра, от которого у него перехватило дыхание.

Мужчина резко развернул Дерека к себе и, рванув за волосы, заставил опуститься на колени прямо посреди грязной подворотни. Еще один болезненный рывок – и он почти уткнулся лицом в ширинку джинсов, под которыми недвусмысленно топорщился возбужденный член.

Толстые болты на джинсах никак не поддавались неловким пальцам Дерека, и мужчина снова нетерпеливо дернул его за волосы, безмолвно приказывая поторопиться.

Дерек послушно обхватил головку члена, начав ласкать ее языком и губами, но этого оказалось недостаточно – его заставили заглотить член почти полностью, загоняя в судорожно сокращающееся горло. От одного из особенно резких и глубоких толчков Дерека чуть не стошнило, он закашлялся, и мужчина коротко и больно хлестнул его по щеке, словно наказывая провинившегося щенка. Это подействовало – Дерек усилием воли подавил рефлексы и продолжил начатое. По подбородку стекала слюна, намокшие в луже брюки неприятно холодили кожу. 

Дерек слышал чужое хриплое дыхание, которое почти заглушал громкий стук его собственного сердца, пульсировавший в ушах. А потом – глухой стон, который издал мужчина, прежде чем кончить, засадив член глубоко в горло Дерека и удерживая его, заставляя проглотить все до капли.

Дерек еще некоторое время стоял на коленях, опустив голову – смотреть было строжайше запрещено, это одно из негласных правил, которые соблюдались с первой их встречи. Когда даже чуткий слух оборотня перестал слышать звук удаляющихся шагов, Дерек медленно встал, поморщившись от прикосновения мокрой ткани к коже. Дело было не только в луже – он сладко и постыдно кончил в штаны, пока давился и захлебывался чужой спермой.

Не зажигая света, Дерек прокрался в ванную. Одежду он свалил небрежной кучкой в углу – разбираться еще и с этим у него не было сил. Потом долго стоял под душем, бездумно водя ладонями по телу. Его все еще слегка потряхивало. Слишком неожиданно все произошло на этот раз, и это придавало ощущениям особую остроту.
Войдя в спальню, Дерек забрался под одеяло, стараясь не потревожить спящего на другой половине кровати.

— Ты сегодня долго, — сонно сказал Джексон. — Все в порядке?

— Да, — тихо ответил Дерек.

Джексон обнял его и привычно положил голову Дереку на плечо, снова засыпая. А Дерек еще долго лежал, вглядываясь в темноту и слушая его ровное спокойное дыхание.

***
Убегать или драться за то, что ему дорого – если бы речь шла только о нем, Дерек бы не колебался. Но на кону была жизнь глупых щенков, готовых сражаться рядом с ним против целой стаи опытных и безжалостных альф.

Дерек не знал и не хотел знать, куда отправятся остальные. После отъезда он переезжал несколько раз, нигде подолгу не задерживаясь, хотя и был уверен, что погони не будет. Альфы держали свое слово, пока он держал свое. Он пообещал покинуть город и приказать то же своей бывшей стае – и он это сделал. Теперь до него никому нет дела, разве что какой-нибудь случайный охотник захочет поразвлечься, уничтожив приблудную омегу. В таком случае, его ожидает большой сюрприз.

После нескольких месяцев скитаний Дерек выбрал небольшой промышленный городок на севере штата, ничем не примечательный, что было в глазах Дерека его главным достоинством.

В мотеле скрипели полы и дуло изо всех щелей, а вода сочилась из крана тоненькой дрожащей струйкой. Банковская карта была почти пустой, и никто в городе не хотел брать на работу мрачного парня с тяжелым взглядом, а предложения от тех, кого это не пугало, угнетали своим однообразием.

Последней каплей стала встреча с Джексоном. Они столкнулись в баре, который Дерек облюбовал по одной единственной причине – там подавали абсент. Слухи о том, что спиртовой экстракт полыни позволяет обойти иммунитет оборотней к выпивке, оказались верны, что было первой хорошей новостью за последние полгода.

Джексон заказал виски, разумеется, самое дорогое в этом баре. Похоже, он успел вполне обжиться на новой территории.

В этот момент он показался Дереку некоей квинтэссенцией всех его неприятностей. Если бы не Джексон, у альф было бы на один повод меньше быть недовольными тем, как Дерек поддерживает порядок на своей территории. Он потерял столько времени и не раз подвергал риску своих бет – и все из-за этого недооборотня, убийцы и занозы в заднице. И еще со времен Бикон-Хиллс Дерека раздражало, что такое привлекательное тело по недосмотру природы досталось вздорному, самоуверенному парню с мерзким характером.

Возможно, Дереку хватило бы здравого смысла развернуться и уйти незамеченным, если бы после пары стаканов он не был слегка на взводе. Их с Джексоном встреча началась с обмена агрессивными репликами, после чего – уже на улице – они перешли от слов к делу. 

Оказалось, что для Джексона эти полгода не прошли даром – теперь его было не напугать, пару раз тряхнув за шкирку и оскалив зубы. А еще у него отлично поставлен удар левой и быстрая, даже по меркам оборотней, реакция. Впрочем, дрались они безо всякого энтузиазма и очень быстро выдохлись – вероятно, потому, что силы оборотня-беты и не слишком трезвого альфы без стаи оказались примерно равны.

На следующее утро Дерек проснулся с раскалывающейся от похмелья головой и с весьма болезненным стояком, который упирался в чужое обнаженное бедро. Почему они с Джексоном притащились к Дереку, а не отправились каждый своей дорогой, он так и не смог вспомнить. Видимо, сработал инстинкт – они оставались членами одной стаи, а значит, должны были помочь друг другу залечить раны и обеспечить безопасный ночлег.

Джексон дышал спокойно и ровно, как будто спал дома, в своей постели, а не рядом с полусвихнувшимся бывшим альфой. Дерек протянул руку и провел пальцами по обнаженному плечу Джексона, едва осознавая, что делает. Он слишком давно не просыпался рядом с кем-то, кто не был для него чужим.

Джексон что-то пробормотал в полусне и, перехватив руку Дерека, положил ее себе на живот и подтолкнул вниз. Твердый член требовательно ткнулся в ладонь. Не открывая глаз, Джексон потянулся за поцелуем – результат оказался настолько приятным, что Дерек решил повременить с вопросом о том, давно ли Джексон забил на девушек и вместо этого запихивает язык в рот небритым похмельным мужикам. Для него в тот момент было куда важнее, не устроит ли Джексон второй раунд вчерашней разборки, когда сообразит, что у него нет ни одного шанса быть сверху. Словно уловив колебания Дерека, Джексон перекатился на спину и потянул Дерека на себя, раздвигая колени.

Судя по тому, как быстро Джексон приноровился к немалому размеру Дерека, это определенно не был его первый раз. Впоследствии Джексон никогда не откровенничал на эту тему, а Дерек не спрашивал. С самого начала это было характерной чертой их отношений – они не задавали друг другу лишних вопросов. Они вообще мало разговаривали – чаще всего в этом не было необходимости.

Как оказалось, за то время, пока Дерек предавался мрачным мыслям и экспериментировал с алкогольными напитками, Джексон успел неплохо приспособиться к новой среде обитания, прежде всего, за счет того качества, которое он именовал харизмой, а Дерек – фамильными понтами Уитморов.

Джексон искренне считал, что жизнь ему должна, и та велась и послушно отдавала ему все, что он желал. Он стал носить на работу костюм и галстук еще тогда, когда Дерек приходил домой пропахший бензином и перепачканный машинным маслом. Впрочем, это продолжалось недолго – у Хейлов тоже были свои секретные методы и харизма не слабее Уитморовской.

Как ни удивительно, они легко нашли взаимопонимание – и в обычной жизни, и в постели. Для Дерека было особенным удовольствием брать его, мягкого, послушного, так не похожего на дневного Джексона – своенравного и независимого, который никому не дает спуску. Ему нравилось каждый раз взламывать лед между ними – когда Джексон со вздохом, в котором явно читалось облегчение, сдавался и позволял Дереку делать с ним все, что пожелает. 

Ну, или почти все – Джексон был не против секса пожестче, тем более что царапины и укусы заживали быстро, но не прощал изорванных когтями простыней. Этот сноб любил дорогое белье и не терпел в доме беспорядка. Самое большее, что позволял себе сам Джексон — слегка заострившиеся клыки и пару царапин на пике оргазма. Он очень гордился тем, что держит под контролем своего нового зверя куда более успешно, чем прежнего.

Какое-то время Дереку казалось, что им обоим удалось отпустить свое прошлое и зажить нормальной жизнью двух мужчин, которые делят кров и постель и мало чем отличаются от своих соседей, разве что используют не по прямому назначению подвал.

Но иногда, без всякой причины, на него нападала тоска, и Дерек подолгу лежал, отвернувшись к стене, перебирая в памяти подробности, прокручивая варианты.

Будь альфой Питер, он пустил бы в ход лесть, шантаж, подкуп, тянул время, давал обещания – и, чем черт не шутит, может быть, как-нибудь выкрутился.

Лора наверняка предпочла бы сойтись с врагами в бою и погибнуть вместе со своей стаей, но не подчиниться чужой воле.

Для Дерека люди всегда были важнее абстрактной идеи. Если подумать, никудышное качество для лидера.
Он пытался убедить себя, что сейчас его беты в большей безопасности, чем рядом с ним. Скотт с Элисон, а значит, под защитой Арджентов – после того, как Крис потерял отца и жену, он не станет рисковать отношениями с дочерью.

Об Айзеке пообещал позаботиться дядя Питер, а шериф открутит голову каждому, кто посмеет близко подойти к его сыну.

Что касается Эрики, то она достаточно практична и лишена сантиментов, чтобы приспособиться к чему угодно, а Бойд поступит так, как скажет она.

Эти рассуждения были вполне логичны, но легче от них не становилось. Как бы он ни старался оправдать себя, это не отменяло того факта, что он был последним альфой из рода Хейлов и не смог сохранить свою стаю. Он не сумел, не справился. Он сбежал. Он снова потерял свой дом и семью.

Раз он допустил это, то не заслуживает прощения – ни сейчас, ни когда-нибудь. Не заслуживает даже того, что имеет: ни мирной жизни, ни дома, ни спокойного доверия Джексона.

Приступы депрессии случались все чаще и не отпускали все дольше, пока он не нашел свое лекарство против надвигающегося безумия. Иногда нужно упасть на самое дно, чтобы оттолкнуться от него и всплыть наверх.

Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: