Два надлома в жизни мазохиста (Слэш, Ангст, Психология, PG-13)

Описание: Два события, которые произошли в один день, таким образом изменив жизнь одного мазохиста.
Разрешение на размещение получено.

Автор: HAF 
Беты (редакторы): ledi fantom
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Психология
Размер: Мини, 8 страниц
Статус: закончен

Для меня боль имеет несколько граней, и каждая из них по-своему привлекательна. Словно сладкая дрожь проходит по всему телу. От нее кружится голова, тело становится приятно расслабленным, а на губах появляется улыбка. Многим это кажется ненормальным или неестественным, но я так не считаю. Бесполезно отрицать – я мазохист, а также чокнутый извращенец. Может, я и черное пятно этого мира, но уверен, что у каждого человека есть свои грязные тайны, так почему тогда меня должны считать более отвратительным, чем всех остальных? Хотя, когда мне было дело до чужого мнения?

Сидя на подоконнике в одном из школьных туалетов, я сделал очередную затяжку недавно прикуренной сигареты. Губы пересохли, и хочется пить. Веки все больше тяжелеют от бессонных ночей, из-за чего вырывается зевок, но я все равно не отвожу взгляда от спектакля, разыгрывающегося недалеко от меня.

На полу лежит парень. Он весь грязный, светлые волосы перепутались, и рубашка порвалась, а из носа непрерывным ручьем текла кровь, отчего лицо парня, перепачканное в алой жидкости, казалось еще более бледным. В его глазах застыл страх, и казалось, вот-вот польются слезы, но никто на это не обращал внимания. Никто, кроме меня.
На самом деле этот светловолосый парень был моим одноклассником по имени Джерард. Вполне обычный парень, как по мне, он вообще ничем не выделялся и никогда не привлекал моего внимания. Но сейчас, видя его искаженное от страха лицо, я понял, что начинаю возбуждаться. Конечно, он не привлекал меня как парень, но его великолепное выражение лица стоило того, чтобы я на него подрочил. Черт, мне опять захотелось трахаться. Вернее, я хочу этого двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, но сейчас у меня особо обостренное желание.

— Может, на этом закончим? – тяжело дыша, спросил Коун, оценивающе осматривая Джерарда. – Боюсь, что если мы продолжим, он может сдохнуть прям тут. А нам лишние проблемы не нужны.

Так бывает, что в этом мире одинокие люди находят хоть кого-нибудь, чтобы не быть такими слабыми. Возможно, всем нужна поддержка, даже таким уникумам, как я. Наверное, именно поэтому, еще будучи младшеклассником, я подружился с тремя парнями, и с тех пор наша четверка практически всегда была вместе.

Коун был на год старше меня и сейчас учился в выпускном классе. Этот парень, казалось, всегда был спокоен и сосредоточен, но в то же время я понимал, что людей сильнее него не часто можно встретить. Его строгий отец уже с детства водил парня по разным боевым секциям, поэтому тот вырос в такого крепкого старшеклассника.

Вторым моим другом был Гери, короткостриженый брюнет. Он немного ниже меня, хоть и учится в параллельном классе, то есть, является моим одногодком. Довольно умный парень, хоть и упертый. Сейчас он стоял недалеко от меня, прислонившись спиной к холодной плитке и скрестив руки на груди. Как и я, Гери просто молча наблюдал за тем, как Коун избивает Джерарда, но в его глазах виднелось хоть немного сожаления, вот только этой небольшой капли, столь незначительной для нас эмоции, было не достаточно, чтобы появилась хотя бы мысль о прекращении мучений моего одноклассника.

— Ты думаешь, что у нас могут появиться проблемы, если сдохнет такое ничтожество? – поинтересовался Гери, слегка прищурив глаза. Его голос был ровным, а взгляд безразличным, словно недавно промелькнувшая в нем эмоция мгновенно испарилась.

— Хм, думаю, не появится, – губы Коуна исказились в злом оскале, и он в который раз за последние полчаса ударил парня в живот, отчего тот согнулся, схватившись за ушибленное место.

— Подожди, Коун, – затушив сигарету о стекло окна, я спрыгнул с подоконника, подошел к Джерарду и сел около него на корточки, чтобы лучше разглядеть его лицо. Коун отошел к Гери и что-то тихо сказал ему, но я не обращал на это никакого внимания, ведь в этот момент я поймал на себе испуганный взгляд своего одноклассника.

— Джун, пожалуйста, хватит, – еле слышно прошептал он, прикусывая нижнюю губу.

— Ну-ну, мы же еще практически ничего тебе не сделали, – хмыкнул я, вновь доставая из кармана пачку сигарет. – Слушай, Джерард, мы, конечно, можем отпустить тебя, но раз ты так рьяно желаешь смерти Тому, не значит ли, что ты тоже должен умереть? Или ты считаешь, что ты лучше, чем он?

Том был моим третьим другом. С ним я учился в одном классе и подружился еще будучи первоклассником. Он всегда был маленького роста и обладал милой внешностью из-за своих мягких черт лица и хрупкого телосложения, поэтому Том выделялся в нашей четверке, но все равно он был очень верным другом и не раз выручал каждого из нас из трудных ситуаций, совсем не думая о себе. Наверное, такого жизнерадостного и улыбчивого человека еще нужно было поискать, но беда часто приходит именно к таким людям.

Три года назад он начал болеть. Глаза постепенно тускнели, а кожа бледнела, и только улыбка оставалась прежней. Несмотря на свою жизнерадостность, энергии в нем становилось все меньше, а визиты к врачу стали чаще. Сейчас он уже полгода лежит в больнице, и его состояние все ухудшается. Говорят, что Тому осталось недолго, и его сердце скоро не выдержит, но мы все равно стараемся хотя бы по очереди навещать его каждый день, понимая, как страшно Тому одному в той палате просто лежать и понимать, что собственная жизнь потихоньку угасает и, возможно, он не увидит уже завтрашний день.

Нас четверых всегда считали отбросами, о чем не редко упоминали за спинами, боясь что-то подобное сказать в лицо. Сегодня я, когда зашел в класс, услышал, как Джерард, не стесняясь, называет нас ничтожествами мира, которые в будущем будут сидеть в тюрьме или подметать улицы. Услышав его слова, я только пожал плечами. Чужое мнение меня не волнует, ведь только я распоряжаюсь своей судьбой. Но вскоре он сказал такое, отчего я удивленно округлил глаза и с силой стиснул зубы. А именно: он уверял всех, будто хорошо, что Том скоро «сдохнет», ведь такому, как он, не место среди нормальных людей. Все, кто слушал Джерарда, попытались возразить ему, соболезнуя Тому, но светловолосый парень стоял на своем и все больше выливал грязи на моего друга. Так храбро он вел себя до тех пор, пока не увидел меня. Но я, ничего не сказав, просто прошел мимо, садясь за свою парту. После уроков я практически силой притащил его в этот старый туалет, расположенный на втором этаже. Им уже давно никто не пользуется из-за отсутствия воды в проржавелых трубах, да и ремонт тут до сих пор так и не сделали. Здесь нас уже ждали Гери и Коун, которых я заранее попросил прийти.

Дальше все происходило как по застарелому сценарию. Джерард уверял нас, что я просто неправильно расслышал, и он совсем не желает смерти Тому, но его уже никто не слушал. Может, мы и были отбросами общества, выросшими в бедных семьях и имеющими скверные характеры, но мы никогда не обращали внимания на слова других. Нам были важны только мы сами и дружба, которая соединила нашу четверку. Боль, которую мы чувствовали, видя Тома в больнице, такого слабого и бледного, просто нельзя передать словами. Кажется, у нас забирали что-то важное, словно разбивая каждого из нас на части и складывая назад, как детскую мозаику, вот только уже чего-то не хватало. Чего-то, что уже нельзя было вернуть, пусть мы и надеялись до последнего. Возможно, именно поэтому мы сейчас так неистово избивали Джерарда, совсем не думая о последствиях. Просто хотелось снять стресс. Успокоиться хотя бы на мгновение, пытаясь показать моему однокласснику, что пусть жизнь Тома и угасает, но у него все равно есть те, кто будут с ним всегда и не потерпят такого отношения к нему.


Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: