Пара страниц на ночь (Агенты А.Н.К.Л., Слэш, Романтика, Юмор, Повседневность, PWP, NC-17)

Описание: Книги порой могут произвести неизгладимое впечатление на читателя

Автор: Эмпатия
Беты (редакторы): Кошка_Юта
Фэндом: Агенты А.Н.К.Л.
Персонажи: Наполеон Соло/Илья Курякин
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Юмор, Повседневность, PWP
Размер: Мини, 6 страниц
Статус: закончен

Затишье медленно, но верно шло к рекорду. Уже полгода без каких-либо миссий или заданий. Можно было бы даже немного начать беспокоиться, вот только Курякин делать этого совсем не собирался. Что бы о нём ни думали некоторые личности, он знал, чем занять себя в мирное время. Тем же, чем обычные люди: чтение, походы в кино и театры. А уж в колыбели театрального искусства, в Лондоне, сам бог велел. Ещё он велел ходить туда со своей половиной, даже если это голубоглазый, язвительный, самодовольный американец. Вот только не всегда тот желал составлять ему компанию. И тогда Илья пытался заняться образованием и вкусом Габи. Выходило, увы, не всегда. Вот и сегодня, с пьесы они ушли после первого акта.

— Да ну, — немка наслаждалась вином в ближайшем кафе, – Тягомотина.

— Шекспир – тягомотина!? – Курякин от возмущения фыркнул в свой бокал. – Хорошо, что Наполеону сегодня нездоровится, и он этого не слышит. Вместо мигрени получил бы инфаркт.

— Ну, куда уж мне до вас, — девушка игриво улыбнулась, подбирая слово получше, – Эстетов.

— Думаю, с Достоевским не стоит тебя знакомить, — Курякин усмехнулся, – Прагматистка.

— Вот это совпадение, — та извлекла из сумки небольшую серую книгу, – Хотела тоже дать тебе книжечку почитать. 

— Без автора?* – Илья покрутил в руке переплёт, а затем взглянул на название. – Эммануэль.

— Скажем, автор пока предпочёл остаться неизвестным, из-за её непростого содержания.

— Так, — Курякин гневно сверкнул светлыми глазами, – Если это очередная антиутопия против режима то, во-первых, у меня дома лежит самиздат Мастера и Маргариты, во-вторых, этот ваш «1984», очень напоминает «Мы» Евгения Замятина. В-третьих, мне этих шуточек от Наполеона хватает, избавь меня от этого.

— Нет-нет, — Габи как-то слишком уж довольно улыбалась. – Поверь мне, к антиутопиям этот роман не имеет никакого отношения.

— А к чему имеет? – Илья усмехнулся.

— Прочтёшь — увидишь.

Курякин со скепсисом принял подарок от девушки, подумав про себя, что если это всё-таки антиутопия, то он заставит её читать «Обломова». В оригинале. Заодно и русский подтянет немного, ей полезно. В их квартирке с Соло было как-то непривычно тихо. Неужели ему так плохо?

— Леон? – окликнул Курякин американца.

— Я в спальне.

— Как твоя голова? – это сейчас волновало Илью больше всего. Рассказ о том, что немка думает о великих, подождёт.

— Отступило, — ну, голос у Соло стал определённо бодрее, чем два часа назад, когда Илья уходил. Точнее его пинками отправил в театр Наполеон, фырча, что ему нужен аспирин, который он принял, и пару часов тишины. А двухметровая наседка и тишина — вещи несовместимые. – А ты рано. Курякин, я же сказал, что ничего со мной не случится.

— Ну, мадам не пожелала остаться на второй акт и после дружеского бокала вина убежала на свидание с мистером Х, — избавившись от верхней одежды, Илья прошёл в их спальню. Небрежно бросив книгу в кресло, он подошёл к Соло. Тот растянулся на кровати в пижамных брюках и выглядел бодрее. Бледность с лица ушла, на скулах был легкий румянец – виной тому был чай — дымящаяся чашка стояла на тумбочке. Волосы были разлохмачены и немного влажные. Лишь потемневшие глаза выдавали усталость, и остатки той головной боли, что не так давно его беспокоила.

— И почему мадам сбежала? – Наполеон потянулся, поймав за шею русского, который итак уже к нему тянулся.

— Если я её процитирую, тебя удар хватит, – Курякин с усмешкой долго поцеловал его. – Ты точно в порядке?

— Да-да, — Соло довольно облизнулся после поцелуя. – Но если ты не обидишься, я на боковую.

— Я почитать хочу… — стягивая пиджак, сказал Илья. — Мне пойти в гостиную?

— Нет, мне не помешает твоя лампочка, – Наполеон снова чмокнул Илью в губы. – Доброй ночи.

— Что, отключишься раньше, чем я выйду из ванной?

— Определённо, – Соло зевнул.

И в самом деле, когда Курякин вышел из ванной – Наполеон успел забраться под одеяло и погасить свою лампочку на прикроватной тумбочке. Илья тихо подошёл, забирая чашку. Сам же на себя будет ворчать, что бросил её и будут разводы. Отнеся ту на кухню, русский вернулся и, вытащив книгу из-под своих же брюк, забрался на другую половину кровати. Что это за книга? И что означали слова при прощании: «Тебя ждёт море удовольствия от чтения, Илюша». Недовольно почесав начавшую пробиваться к вечеру щетину, он открыл книгу. Никакого обращения к читателю. Ещё интереснее. Фыркнув на Габи, он принялся за чтение. Главный герой повествования – женщина. Какая неожиданность. И за каким-то бесом она летит в Таиланд в люкс классе. Интересно, почему их ради разнообразия не могут отправить в какую-нибудь задницу мира с комфортом? Потому что ещё один полёт, где свои ноги проще закинуть за уши, как йог, он не переживёт. Что-то он отвлёкся. Ближе к делу. Вот только девичьи размышления пока его не слишком занимают. Простите, Габи, он не фанат беллетристики. Пусть даже героиня этого великого сюжета, судя по всему, бисексуалка. Ещё год назад его подобное бы чтиво удивило, но не теперь. Илья оторвался от книги, посматривая на макушку Соло. Дыхание у того было ровное и спокойное – тот сладко спал и насчёт головы, не соврал – та и вправду прошла. Чмокнув того ещё раз в макушку, Курякин дал себе слово осилить ещё две страницы и укладываться спать. А Габи при встрече вежливо сказать, что у книги должно быть нечто большее, чем напускная таинственность. 
А дамочка, судя по её размышлениям о своих коленках и ногах, страдает нарциссизмом, кого же ему это напоминает? Но тут взгляд сам собой остановился на строчках о её фантазиях. А ещё проблемы с головой… ой-ой-ой. Илья нервно закусил губу, да не может же автор написать такое. Тем не менее, Эммануэль приступила к ублажению себя самым непристойным образом. Впрочем, в одиночку она развлекалась совсем недолго. Тот самый игнорирующий её сосед, вдруг решил поучаствовать в главном «действии» и начал с того что…. Первой мыслью было захлопнуть эту «книжку». С ним уже был подобный шок: ему четырнадцать, вторая смена в пионерском лагере самая удачная — уже начинается июль, приходит жара и вода подходит для купания через день. И, как узнал юный Курякин, ещё и ночью. Вот только купался не он. Он возвращался с диверсии — с обрывания сада — и решил срезать у пруда, когда увидел свою вожатую, третьекурсницу пединститута. И плескалась она со своей подружкой совсем не по-комсомольски – голышом. Как по закону жанра, была полная луна, и нужно было очень постараться, чтобы чего-то не рассмотреть. Вот что шестнадцать лет назад, что сейчас, в голове мелькнуло две мысли: пойти до конца или позорно ретироваться. Но, как известно, это не по-русски. Фыркнув на самого себя, Илья вновь уткнулся в книгу. Он что, девственник что ли?! В конце концов… Знали, умели и практиковали. 

Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: