Я люблю тебя (Dragon Age, Слэш, Ангст, Юмор, PWP, NC-17)

Описание: Гаррет Хоук сделал свой выбор, решив связать свою судьбу с бывшим рабом, и это даже не смотря на то, что его отношения с Фенрисом буквально висели на волоске… Но Андерс, кажется, с этим не согласен. Как далеко зайдёт целитель в попытках сделать Защитника Кирквола своим?

Автор: Anzhelee-Sasha
Беты (редакторы): ASTRO-WHITE
Фэндом: Dragon Age
Персонажи: Гаррет Хоук (воин)/Фенрис
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, Юмор, PWP
Предупреждения: Смерть основного персонажа, OOC
Размер: Мини, 14 страниц
Статус: закончен

Посвящение: Долгих лет жизни тому обзорщику-летсплейщику, который составил топ "Что нас бесит в играх". Без тебя я бы ни за что не узнала про «симулятор гейских свиданий» Dragon Age х))
Разрешение на размещение получено.

— Я выиграл.

— Да кракен утащи меня на дно, как так-то?! — Изабелла из последних сил держалась, чтобы не разнести „Висельник“ ко всем чертям. Варрик деловито хмыкнул и, как бы невзначай, подсунул пиратке бутылку портвейна, которую та осушила в мгновение ока под пораженный и полный зависти взгляд Андерса, которому сегодня перепала только кружечка сидра. Стоило ему только потянуться к непочатой бутылке, как мысли Справедливости сулили ему на полном серьезе откусить язык. Чтоб не повадно было… Поэтому, пришлось целителю, недовольно хныкая, довольствоваться тем, что есть. Сам гном, еще после первой проигранной партии понял, что сегодня фортуна повернулась к нему, Изабелле и Андерсу не самым приятным местом. Чего не скажешь про Фенриса, который, сорвав уже четвертый куш, сгреб выигрыш себе в сумку и довольно отпил из стакана приличный глоток. Ну, как сказать, „довольно“… Вот это вот: „Хм-м“, на мрачной эльфийской роже, наверное, можно было расшифровать как „выкусите, неудачники“.

Изабелла с Андерсом были полны решимости отыграться, даже не смотря на то, что кошельки у обоих скуднели стремительней, чем выпивка на столе, а Варрик же, в отличие от целителя и пиратки, сумел вовремя остановиться и теперь наблюдал за своими, желавшими „восстановить справед…ик!..вость, Андерс, это не к тебе“, друзьями со стороны, попивая портвейн.

— Так, еще одну партию! — решительно и пьяно воскликнула Изабелла, стукнув кулаком по столу. Пиратку штормило не по-детски, и если бы не придерживающий ее Андерс, то она давно бы уже мирно посапывала на полу, в обнимку с одной из позвякивающих пустых бутылок. — Ну что, Андерс, дружище, готов отыграть у этого Ушастого наши кровные?

— Угу, — обиженно просопел целитель, выгребая последние деньги для новой ставки. Фенрис даже бровью не повел, удваивая банк. Изабелла, лишившись наличности, поставила сверху одно из своих колец. Игра началась…

— Фенрис, а помнишь, что ты мне пять золотых должен, а? — ехидно заметил Варрик.

— Провалами в памяти не страдаю уже почти семь лет, — отозвался эльф, не отрываясь от карт. — Все отдам. Потом.

— Ну-ну, — хмыкнул Варрик, отхлебнув из своей кружки. А эльф-то, оказывается, и язвить умеет… периодически.

Гном чуть не захлебнулся когда кто-то неожиданно подошел к нему сзади и, положив руку на плечо, произнес:

— Ну, как у вас тут дела?

— Хоук, негодяй! Нельзя же так подкрадываться! Такими темпами у меня из-за тебя все волосы на груди поседеют!

— Прямо-таки уж все, — усмехнулся Защитник, подсаживаясь к старому другу. Подозвав официанта, Хоук заказал себе „чего-нибудь покрепче“. Он давно уже заметил, что титул „Защитник Кирквола“ ускоряет процесс подношения выпивки в два, а то и три раза, что не могло не радовать. Трио за столом так было увлечено игрой, что не заметило прибавления в их компании.

— Твой Ушастый сегодня обобрал нас всех до нитки, — пожаловался Варрик. – Ну, „почти“ всех. Вот эти двое только все никак не успокоятся.

— А ты?

— А что, „я“? Я-то, в отличие от Блондинчика, знаю, когда надо остановиться. Ты только представь сейчас, что у него в башке творится, того и гляди Справедливость дырку в затылке прогрызет. Кстати, как у тебя дела-то? Совсем загоняла тебя наша капитан стражи.

— Я обещал помочь Авелин разобраться с контрабандистами, которые засели в одной из пещер на Рваном Берегу, — пояснил Хоук. — Вот и решил заглянуть к тебе. Поможешь? По старой дружбе.

— Не вопрос! — фыркнул Варрик. — Бьянка, девочка моя, как раз соскучилась по подобным вылазкам. За тебя!

Гном с человеком звучно чокнулись кружками, под аккомпанемент отрешенного: „Я выиграл“. Посетители вздрогнули, оглушенные женским воплем: „Да пошло оно все к дьяволу!!!“, но уже через несколько минут продолжили заниматься своими делами. То есть: спускать деньги и травить байки.

— И кстати, Хоук, — вдруг нахмурился Варрик. — Давно хотел тебя спросить…

— А?

— Не важно, сколько я об этом думал, но… вот скажи мне… что ты в нем нашел?

Варрик резко дернул Хоука за руку, чтобы тот оказался с ним на одном уровне, пока недоумевающий Защитник пытался сообразить, чего от него хотят.

— Вот смотри… Сейчас Ушастый раскатал этих двоих в пух и прах. И это вот его „счастливое“ выражение лица, — Варрика аж передернуло. — Боюсь представить себе, как оно выглядит, когда он шепчет тебе „люблю“… Пожалуйста, скажи, что хотя бы в постели он не похож на того, кому в детстве приложили кирпичом по роже.

Хоук сделал вид, что у него в горле запершило, и он несколько раз громко прокашлялся:

— Ну-у-у… как тебе сказать… Ты прав примерно наполовину. В постели, например, он очень сексуальный…

— Угу, говорит тот, кому только раз в три года что-то перепадает, — фыркнул Варрик.

— Может быть, — оскалился Хоук, а потом тяжело вздохнул. — Но вот тут ты попал точно в цель… Он действительно ни разу не говорил мне „я тебя люблю“.

— Что и требовалось доказать…

— Однако, позволь мне показать тебе его с другой стороны, — вдруг предложил Хоук, подмигнув старому другу и направившись к игровому столу, где Изабелла и Андерс заливали горе, даже не смотря на протесты последнего, что „Справедливость не разрешает!“, под звучный тост: „За неудачников! О, ик… привет, Хоук.“

Варрик же лишь только взгляд к небу возвёл, однако, направился вслед за Защитником, недовольно бурча:

— Ничего нового я всё равно не увижу…

— Хоук, ты здесь! — радостно воскликнул Андерс. Хандру как рукой сняло только лишь от одного вида Защитника, который, к разочарованию целителя, его проигнорировал, подсев к ничего не понимающему эльфу.

— Ты что здесь делаешь? — недовольно поинтересовался Фенрис. Лукавая улыбка Защитника явно не предвещала ничего хорошего.

— Фенрис… — Хоук выждал многозначительную паузу, а затем, подвинувшись почти вплотную, вкрадчиво прошептал. — Я люблю тебя.

„Ну, что я говорил?“ — недовольно думал Варрик, наблюдая сначала за посеревшим, потом побелевшим, а затем и покрасневшим эльфом. — „Этот Ушастый только помрачнел еще сильнее. Эх, тоска нападае…“

Грохот опрокинутых табуреток и звон бутылок заставили Варрика встрепенуться. Да и не только его. Похоже, даже сам „Висельник“ заглянул в свой трактир, чтобы лично посмотреть, как угрюмый эльф повалил Защитника на пол в страстном поцелуе. Казалось, еще минута, и они начнут раздеваться прямо здесь.

— Ух, разрази меня гром! — похотливо облизнулась Изабелла, потирая ручки. — Заиньки мои, не обидитесь, если я к вам присоединюсь?

Но между ней и „заветной целью“ вовремя успел встать Варрик:

— Так, все, ребята, намек понят, закругляйтесь! Закругляйтесь, я кому сказал! Или, хотя бы, валите ко мне в комнату! А вы — расходитесь! — велел Варрик заинтригованной толпе зевак. — Нечего тут смотреть! ..

А в это время, пока все остальные с интересом и одобрительным улюлюканьем наблюдали за Хоуком и Фенрисом, Андерс готов был волосы на себе драть от обиды, злости и прожигающей до самого нутра ревности:

„Почему?.. Создатель, скажи мне, почему именно он?! Чем я хуже этого беглого раба?! Что у него есть такого, чего нет у меня?! Фенрис же бросил его! Так почему он просто не отдал его магистру?!.. Ну уж нет! Хватит с меня эльфов! Все они, как один: первый сердца из ребер вырывает, вторая демонов домашними питомцами считает!“

Непонятно, чем он руководствовался в тот момент. Явно не здравым смыслом. Когда все отвлеклись, Андерс быстро провел рукой над стаканом Фенриса. На какое-то мгновение жидкость в нем стала угольно черной, но затем снова приобрела свой темно-вишневый цвет.

Наконец, Варрику удалось разогнать эту надоедливую толпу, а пребывавших в некой эйфории Хоука и Фенриса рассадить по своими местам. Защитник довольно усмехнулся и собственнически прижал к себе пунцового до кончиков ушей эльфа.

— Ты хоть в следующий раз предупреждай, — недовольно пробурчал Варрик, одним махом опустошив свою кружку и плеснув ещё.

— Обязательно, — подмигнул Хоук и к ужасу Андерса, ничего не подозревающий Защитник потянулся к стакану с отравленным спиртным. — А кстати, твое предложение по поводу комнаты еще в силе?

— Хоук, не надо! — попытался остановить его целитель, но было уже поздно. Защитник отпил из отравленного бокала.
Андерс замер, с ужасом ожидая дальнейших последствий…

Яд подействовал почти сразу же. Хоук внезапно захрипел и, закатывая глаза, схватился за горло. Ноги уже не держали Защитника, и он снова повалился на пол, но уже по более неприятным причинам…

Первым очнулся Варрик:

— Черт меня дери, Хоук! — охнул он, опустившись на колени. Пока гном шарился по своему поясу, перебирая различные пузырьки и склянки с зельями, тело Защитника начало биться в судороге, а изо рта у него пошла кровавая пена. — Дьявол! Ушастый, держи его, чтоб не дергался! Фенрис, очнись!!!

Эльф, наконец, вышел из прострации и, молясь всем кому только можно, крепко сжал тело Хоука. Рядом опустилась и Изабелла, которая стерла своей банданой кровавую пену с губ Защитника. И лишь только Андерс продолжал сидеть на месте, выронив из ослабевших рук посох:

„Что я наделал?..“

— Хоук, дружище, ты только держись! — Варрик, одной рукой придерживая Гаррета за голову, а другой старался влить в него заветное противоядие. — Давай, хотя бы один глоток!

Похоже, высшие силы сегодня все-таки были где-то рядом. Хоук перестал биться в конвульсиях и, выгнувшись дугой, уже задышал размеренно и спокойно, провалившись в сон без сновидений.

— Получилось! — облегченно охнул Варрик, целуя пустой фиолетовый пузырек, замечая краем глаза, как резко в „Висельнике“ убавилось число посетителей. — Никогда бы не подумал, что эта штука спасет меня от чего-то серьезнее, чем простое похмелье! Ох уж эти универсальные противоядия! Все, Ушастый, твой Защитник вне зоны риска… Фенрис, ты чего?!

Лириумные клейма эльфа опасно вспыхнули голубым огнем. Фенрис резко встал, оставив Хоука на попечительство Изабеллы, и тяжелым шагом направился в сторону целителя:

— Ты… это ты что что-то подмешал ему, да?! Зачем ты кричал, чтобы он остановился?!

Но Андерс молчал, уставившись в одну точку. Это еще больше вывело эльфа из себя, и, схватив целителя за грудки, он прокричал:

— Зачем ты это сделал?!

— Этот стакан предназначался не ему… — тихо ответил Андерс, отводя взгляд. Какой смысл упираться, если и так все понятно?..

— Он прав, — вдруг серьезно сказала Изабелла. Хмель из головы пиратки стремительно улетучивался. — Если ты не заметил, то Хоук отпил из твоего стакана, Фенрис…

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы не понять, к чему она клонит. Задыхаясь от негодования и злости, Фенрис со всей своей не маленькой силы швырнул судорожно охнувшего целителя в соседний стол, а его оскал, озаренный синевой лириума, не предвещал ничего хорошего:

— Ты покойник, маг, ты в курсе?

Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: