Сосед (Slash, Романтика, Флафф, Повседневность, AU, PG-13)

Описание: У Найла вошло в привычку наблюдать за своим соседом.

Название: Сосед
Автор: Saint Meow
Пэйринг и персонажи: Найл Хоран/Гарри Стайлс, Нарри
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Флафф, Повседневность, AU
Размер: Мини, 4 страницы
Статус: закончен
Разрешение на размещение: Получено.

Найл все чаще видел его из окна своей комнаты.

Он жил в доме напротив и был весь, как на ладони. Конечно, даже с биноклем Хоран бы не смог заглянуть в его комнату – не тот ракурс, часто задернутые жалюзи – зато часто цеплял его глазами на лужайке перед домом у низкого заборчика по колено, который был скорее элементом декора, потому что не смущал даже бродячих кошек.
Возвращались они после школы примерно в одно время, из чего Найл заключил, что они ровесники. Плюс-минус год, что по сути было совсем не важно.

Вообще, Найл не особенно обращал внимание на своих сверстников, его, к слову, мало что заботило, кроме возможности чем-нибудь полакомиться, но этот парень был особенным. Какой-то такой… Странный. Другой. Инопланетянин.

И он был настолько особенный, что в глубине души Найл даже готов был дать ему откусить шоколадную вафельку, если этот парень попросит.

Иногда Найл надолго застывал у окна, наблюдая, как под вечер сосед ставит на лужайке разноцветную палатку, где читает книги при свете фонаря, выкрашенного под старину, или ест кукурузные палочки, слушая старый СD плеер, смешно болтая ногами в воздухе.

В жаркие дни он разматывал садовый шланг и носился по участку, окатывая водой и себя, и собаку, и кота, и вишни, и воробьишек, и хилый заборчик, и зазевавшихся прохожих. Позже, Найл понял, что парень так ловит радугу.

Как-то в дождь, когда Найл сидел у окна, завернувшись в плед, и пил горячий какао, парень вышел на улицу без плаща и зонтика и расставил на участке железные и пластмассовые ведра, которые тут же наполнились водой. А когда дождь закончился, он сначала попытался мокнуть в воду кота (потом долго бегал за ним по улице и извинялся, а тот обиженно мяукал и отряхивался), а через несколько дней полил этой водой вишневые кусты, красивый дуб и себя.

Он удивлял Найла. И вдохновлял. Глядя на него Хоран иногда садился на подоконник, брал гитару и что-то играл. Что-то легкое и воздушное, как его улыбка. Найл даже не запоминал полученную мелодию, каждый раз, когда он видел соседа, она сама возникала в его голове.

С каждым днем сосед казался ему удивительней, чем раньше. Он то рыл полдня яму (к которой вели траншеи), чтобы сделать маленький пруд и запустить туда лягушку (траншеи стали канавами), то привязывал к веткам дуба золотые ленточки с бубенцами на концах (они звенели на всю улицу, радуя прохожих, которые, проходя мимо, махали парню рукой, а парень улыбался и махал в ответ), то делал дорожку из хлебных крошек, которая вела к большой коробке, подпертой палкой, к которой была привязана бечевка, чтобы поймать воробушка, то садился на крыльцо рисовать что-то акварелью, не забывая обрызгивать кота разноцветной водой, то обклеивал конуру собаки стикерами с героями мультфильмов, то запрягал пса в самодельную телегу и заставлял возить кота.

С наступлением холодов парень все меньше времени проводил на улице, все больше дома. В последний раз сосед повесил на дуб и вишню пять кормушек, прибил табличку «осторожно злой доберман», хотя у него был бассет хаунд, пытался сделать небольшой камин из кирпичей, которые он по одному таскал из гаража, и пускал по вырытым ранее траншеем самодельные кораблики. Иногда окно его комнаты вдруг распахивалось, и парень вместе с котом и псом (он никогда не жил в своей конуре) вываливались на подоконник, перемазанные красками, блестками или глиной, а за ними вырывалось цветное облако или клубящийся дым, или яркий серпанин. И Найлу было тоскливо. Ему нравилось наблюдать за соседом, а теперь он его почти не видел. Пришлось заняться учебой и попытаться выкинуть этого парня из головы.

Как-то утром Найл услышал в кухне незнакомый голос и поспешил узнать, кто пришел так рано да еще и выходные. Хоран остановился в дверях — рядом с его матерью робко стоял тот самый сосед, стеснительно отнекивающийся от печенюшек, которые мама Найла ему заботливо втюхивала.

Вблизи он был еще интересней — кудрявые волосы скрывала смешная шапочка, на шее висело три шнурка — на одном иероглиф, на втором цветной квадратик, а на третьем колечко. Сам парень оказался одет еще страннее – на нем был теплый свитер по погоде — на улице недавно выпал снег – а на ногах короткие шорты и пляжные позолоченные тапочки.

– Ни, возникла проблема. У нас нет красок по стеклу? – спросила мама, продолжая впихивать гостю печенья.

Тот, не сдержавшись, схватил пригорошню, набил за щеки и закивал. Найл едва сдержался, чтобы возмущенно не крикнуть: «Мое печенье!».

– Вероятно, – хмыкнул Хоран, понимая, что такого барахла у него точно быть не может. – Пойдем, посмотрим, – он поманил гостя рукой.

Кудрявый прихватил еще печенья и, отсалютовав маме Найла, отправился за Хораном, бесцеремонно озираясь. Ирландец не мог сдерживать насмешливого фырканья — сосед успел перетрогать все вазочки, вязаные салфеточки, глиняные копилки в виде лепреконов, чуть не уронил торшер, пока они поднимались на второй этаж, в спальню Найла. А сосед, не затыкаясь, тараторил о том, какой витраж он создаст, когда раздобудет краски. А после того, как он покончит с витражом, обязательно построит корабль для Хомяка, чтобы тот мог купаться в ванной.

– Как хоть зовут тебя? – спросил Найл, залезая под стол, где хранился большой ящик со всяким хламом, вроде красок, резинового клея и кнопок.

– Гарри Стайлс, – гордо сообщил парень. – А тебя – Ни?

– Найл, – донеслось возмущенное бормотание, и Хоран вытащил ящик на свет. Едва он это сделал, как Стайлс ломанулся к нему, отталкивая ирландца от ящика.

– Сокровищница! – заверещал он, с радостью вытаскивая на свет двухсторонний скотч, нитки мулине, наждачную бумагу и широкие кисти.

Читать дальше/Обсудить на форуме

Поделиться: