Я тебя чувствую (Slash, Юмор, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Соулмейты, Дружба, Любовь/Ненависть, R)

Описание: AU! Мир, в котором люди чувствуют, что происходит с их второй половинкой на расстоянии. И Гарри очень не повезло в этом плане.

Название: Я тебя чувствую
Автор: Saint Meow
Пэйринг и персонажи: Гарри Стайлс/Найл Хоран, Зейн Малик/Луи Томлинсон
Рейтинг: R
Жанры: Юмор, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Соулмейты, Дружба, Любовь/Ненависть
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Мини, 21 страница
Статус: закончен
Разрешение на размещение: Получено.

Часть 1

– Я его ненавижу! – взвыл Гарри, беспомощно глядя на лучшего друга в поисках поддержки.

Луи устало поднял брови, как бы спрашивая: «Что на этот раз?»

Стайлс обреченно посмотрел в потолок, всем своим видом показывая, что это все ему уже встало поперек горла, и он разъярен настолько, что хочет рвать и метать, и теперь спрашивает небеса, за что ему такое наказание.

– Он смеется без остановки уже двадцать минут, у меня ребра болят! – взвыл он, хватая себя под боками. Несколько раз его сильно кольнуло под ними, стягивая неприятной судорогой.
– Вот это проблема, – притворно ужаснулся Луи, взмахнув руками.

Гарри сразу понял, что его не впечатлило.

Они вышли из вуза во двор, и Гарри раздраженно вытащил сигарету прикуривая. Луи ничего ему не сказал — Стайлс был слишком взвинчен, чтобы напоминать ему о том, что на улице курить запрещено. И ведь прямо под камерой проходили — Гарри совсем отчаянный! Луи, правда, и сам был бы не прочь подымить — неделя выдалась на редкость тяжелая и неприятная, но во рту и так был острый табачный привкус, слегка круживший голову, и он боялся, что собственное курение все только усугубит.

– Нет, правда, почему он не соблюдает правила безопасности? – тем временем бушевал Стайлс, размахивая сигаретой. Луи отошел на шаг, чтобы Гарри ненароком в него не угодил — с него станется. Как-то уже прожег ему новую куртку.

Даже прохожие шарахались от них, и Луи их понимал — взъерошенный кудрявый парень в цветастой рубашке, кричит и топает ногами, а рядом с ним тощий, худой, взъерошенный друг, изрядно помятый, а судя по лицу еще и поддатый, что не совсем было неправдой.

Стайлс остановился посреди улицы и раздраженно выбросил окурок, приминая его ногой. Еще один акт неповиновения, нет, им такими темпами точно грозит административка.

– Это просто не этично — постоянно делать такое, от чего меня выворачивает! – простонал Стайлс. Его буквально трясло от негодования. – Он так много ест, я просто не понимаю, как в человека может столько влезть… И постоянно обо что-то стукается! И при этом ему весело, я чувствую, как он смеется все это время. Я уж молчу о том, какое крепкое пиво он пьет по пятницам. Я не просыхаю до понедельника!

Но если Гарри ждал от лучшего друга сочувствия, он явно его не дождался. Луи не то что был в его лодке, он явно был командиром их флотилии. Во всяком случае, по нему было видно, что достается ему не меньше. И дело было не в сочувствующем выражении лица — его не было и в помине — а в том, что Томмо как будто несколько раз пожевали, а потом выплюнули прямо на газон.

– По крайней мере он не извращенец, который дрочит все время и любит покурить траву, когда у меня пары по социологии. Серьезно, каждый раз, когда мистер Чейз спрашивает: «Томлинсон, что ты думаешь о легализации некоторых форм девиаций?», у меня глаза в кучку, а перед ними проплывают кораблики, и я думаю, как круто, что я не в море, но только тема урока тут вообще не при чем, – злобно прошипел Луи. Эта тема заводила его с полуоборота. Гарри даже отступил на шаг — у него что-то голова начала кружиться. Кажется, незадачливая вторая половинка снова что-то учудила — опять начало трясти. – И я хожу накуренный с постоянной эрекцией, потому что некий долбаеб не может член вытащить из руки и заняться чем-то нормальным. Так что, расслабься. Давай зайдем в пиццерию и закажем тебе самую большую пиццу — сразу успокоишься.

От одной мысли о еде, Гарри почувствовал, как его начинает мутить, и он испугался, что чай, наскоро выпитый в кафетерии, вырвется наружу. Луи обеспокоенно приложил руку к его лбу и цокнул языком — теплый. Температура повышалась тогда — когда связь становилась слишком прочной. Это значит, что неуклюжий обжора жил не просто с ними в одном городе, но и даже обитал в одном районе. Однако, даже при всем желании, они не могли бежать по улице, заглядывать в каждый дом и искать незадачливую вторую половинку Стайлса.

– Только после того, как этот чувак перестанет жрать без остановки. Меня выворачивает от одной мысли о еде, а у него желудок будто бездонный! – тем временем ответил кудрявый. Будь Гарри чуть-чуть по-слабее, он бы расплакался — нервы были уже ни к черту. Иногда, особенно в те периоды, когда связь крепчала, он чувствовал этого парня — Стайлс знал, что это парень — даже слишком хорошо. Вплоть до того, что к нему прикасаются.

И тут случилось то, чего ни Гарри, ни Луи не ожидали — Стайлс упал. Послышался характерный хруст.

А там долгая неделя с гипсом, состоящая из бесконечных ругательств, в процессе которых Гарри пообещал, что устроит этому мелкому паршивцу малину, и он еще увидит небо в алмазах. И Томлинсон бы попытался его переубедить, если бы сам не находился в такой же ситуации.

Временами им казалось, что эти двое знакомы и состоят в клубе «навреди своей родственной душе», более того, они там президент и вице-президент. При чем, кому из них хуже, разобраться было очень тяжело. С одной стороны всякие ушибы, переломы, эйфория, переедание и очень крепкое пиво, с другой стороны постоянная дрочка и что-то очень похожее на травку, не говоря о постоянном привкусе табака.

Еще неделю, пока нога заживала, Гарри находился в постоянном раздумье, и Луи предчувствовал, что надвигается буря. Поэтому Томлинсон не удивился ни на мгновенье, когда Стайлс объявил, что хочет сделать татуировку.

– Ты уверен, что хочешь? – спросил Луи, глядя на не внушающую доверие вывеску тату-салона «Динозаврик».

Это место казалось настолько злачным, что ему показалось, Стайлс выбирал это место по принципу «чем хуже, тем лучше». В последнее время он был настолько не стабилен, что Луи это точно не удивило.

Хотя соображалось Луи туго — незадачливый парень, доставшийся ему судьбой, в последнее время слишком сильно налегал на острую пищу, обильно запивая ее горячительными напитками, да еще и курил, как паровоз. Томмо чувствовал себя токсикозницей — и голова болела, и тошнило, и от всего этого хотелось орать и плакать, потому что тот же самый Эд вообще ничего не чувствовал. Почему-то его половинке вообще не приходило в голову отравлять ему жизнь. Да и парень Лотти — которого они еще никогда не видели — себе такого не позволял. На сколько Луи знал, сестра промучилась только в день, когда их футбольная команда вышла в финал — ее потенциальный парень не спал до утра, а на утро его, кажется, мутило.

Гарри кивнул.

– Этот придурок сломал мне ногу, а я хочу сделать татуировку в самом больном месте. Что-то мне подсказывает, что он боится этого больше всего на свете, – заявил Гарри, злорадно потирая ладошки, и бодро шагнул в салон. Нехотя Луи последовал следом.

Внутри оказалось еще хуже, чем снаружи. Это вообще был не салон, а какая-то дыра, по стенам которой висели эскизы и фотографии особенно удачных татуировок. Следовало однако признать, что они были потрясающими, и сделаны на славу. Однако Томмо все равно не нравились подобные места.

Страшного вида бородач с красивыми рукавами повернул голову в их сторону.

– Гарри Стайлс? – спросил он.

Луи бросил на друга нервный взгляд. Гарри выглядел абсолютно спокойным.

– Да, мы списывались, я прислал Вам эскизы, – сообщил Стайлс.

Бородач кивнул, указывая на маленькую комнатку, и Гарри бодро двинулся внутрь, а Луи поспешил за ним, опасливо оглядываясь на мужика. Он напоминал медведя, а Томмо не любил животных вне зоопарков.

Плюхнувшись в кресло, Стайлс снял футболку, пока бородач готовил тату-машинку. Луи с краешку присел на стул, заметно нервничая. Татуировщику его поведение очень даже понравилось — он теперь специально поглядывал в его сторону, чтобы посмотреть, как он дергается.

– На животе татуировки очень болезненные, – заметил бородач. Гарри отмахнулся, однако мастера это не впечатлило. – Если сейчас период, когда крепнет связь, Вашей половинке будет очень больно, – предупредил он.
– Неужели Вы думаете, что я бы стал это делать, если бы знал, что это причинит боль моему… э-э… пончику? – захлопал ресничками он.

Луи закашлялся, пытаясь спрятать внезапный смех. «Это нервное», – попытался оправдать себя он. Мужик пожал плечами, мол, я Вас предупредил, и Гарри ткнул в свой живот, как бы говоря — приступайте.

Мужчина пожал плечами.

– И так, две ветки и бабочка? – спросил он, надевая перчатки. Гарри кивнул, расслабленно откидываясь. У него на лице, впервые за долгое время, сияла блаженная улыбка.
– Ты собрался сделать сразу три татуировки? – ужаснулся Луи. Гарри махнул рукой в знак согласия. – Гарри, это очень долго, – попытался объяснить Томмо, пока тату-мастер возвращался за машинкой. Он был с самого начала против этой идеи. А теперь узнал, что татуировки будет три, и вообще разнервничался. – И очень больно, ты уверен, что стоит?
– Пончик уважает мой выбор и обожает татуировки, – непередаваемым голосом сообщил Гарри, похлопывая себя по животу.

Луи оставалось только глаза закатить.

Читать дальше/Обсудить на форуме                        Скачать фик в текстовом файле

Поделиться: