Slash Что делать, если Ваш Паучок начал мурлыкать (Slash, Романтика, Юмор, Повседневность, AU, ER, R)

Краткое содержание: После одной из миссий Питер начинает странно себя вести, а наутро Уэйд обнаруживает кое-что странное и неожиданно милое.
Разрешение на размещение: Получено.

Название: Что делать, если Ваш Паучок начал мурлыкать
Автор: Melethris
Пэйринг и персонажи: Уэйд/Питер, Питер Бенджамин Паркер, Уэйд Уинстон Уилсон
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Юмор, Повседневность, AU, ER
Предупреждения: ООС
Статус: закончен
Размер: Драббл, 13 страниц

Сиквел: https://forum.ficomania.com/threads…laff-au-er-zanavesochnaja-istorija-pg-13.184/

Паукот

Примечания:
Тут не обошлось без Flёur – Тёплые коты.
А также: Coldplay – Till Kingdom Come,
X Ambassadors – Renegades.

Приходи играть,
Хозяйкин свитер обшерстить,
Книжку истерзать,
Об кресло когти поточить.
Приходи ко мне
Из мира странных зимних снов,
Плюнь на предрассудки,
Разбуди своих котов.

Дэдпул стал замечать за Питером некоторые странности уже когда герой вернулся после очередного сражения с Гоблином.
А начиналось всё совсем невинно.

Для начала, Питер, заявив, что страшно голоден, достал из холодильника давно забытые там рыбные консервы. И объявил, что ничего вкуснее нет, чем консервированный тунец. И съел сразу две баночки, даже глазом не моргнув.
Но и этого ему показалось недостаточно.

Когда в жестяных баночках не осталось даже масла, Уэйд был отправлен в магазин, покупать для Паучка очередную порцию „божественной рыбки“. Причем Питер заметил, что это совсем не обязательно должен быть тунец, но если Уэйд вообще ничего не купит — домой пусть не возвращается и „ночуй ты где хочешь, но пока еды не принесёшь — я тебя назад не впущу!“.
Дэдпул, конечно, в восторге не был, но поворчав немного, отправился в магазин.

И где это видано, чтобы наёмников за рыбой в магазин бегать отправляли?
Мир окончательно свихнулся.

Ну или Питер свихнулся, тут пока трудно было что-то сказать.

Шутки ради, Уэйд купил банку кошачьих консервов, которые так удачно попались ему на глаза. Конечно, он выбрал самые лучшие, даже у продавца проконсультировался, хотя в обычное время предпочитал избегать встреч с ребятами-консультантами, потому что „господибожемой, они могут затрахать мозг кому угодно своими советами“.

Вернувшись домой, Дэдпул застал Питера за обниманием свитера.
Был у парня такой противный, колючий шерстяной свитер, который он сам никогда не любил и носил только тогда, когда становилось действительно холодно. Настолько холодно, что ему захотелось бы терпеть покалывания. То есть очень, очень редко.
И вот теперь он сидел в кресле и обнимал свитер, при этом с неподдельным интересом глядя какую-то сопливую мелодраму. Настолько сопливую, что над ней было грешно плакать.

— Питти, ты себя нормально чувствуешь? — любезно поинтересовался наёмник, подходя ближе и ероша волосы на голове Питера. На что Паркер отреагировал очень странно, прижимаясь к его руке и… мурлыкая? Уэйд никогда не слышал, чтобы человек такие звуки издавал. — Ты, часом, со своей подружкой-кошкой не встречался, нет? Может, кошачий грипп подхватил?

— Глупости говоришь, — фыркнул Питер в ответ, и это тоже был очень странный звук. Люди не фыркают вот так. — Кошачий грипп? Где ты вообще такое видел?

— Ты себя ведёшь странно. Очень странно.

„Да он просто с ума сходит. Ты на него дурно влияешь“, — услужливо подсказал Белый.
„Поздравляем! Ты довёл Питера Паркера до белой горячки! Наши аплодисменты!“ — в голове слышались скудные хлопки.

— „Очень странно“ — по общечеловеческим меркам? Или по меркам Дэдпула? Мне просто нужно знать, начинать ли беспокоиться или ещё пока нет.

„Скажи ему, что это слишком странно даже для нас“.
„Не пугай его, мало ли он ещё в окно сиганёт? Нам потом придётся его по крышам искать. Мы же не хотим в половине десятого вечера бегать и искать Паучка по крышам Нью-Йорка?“.

— Достаточно странно, — расплывчато ответил Дэдпул, придя к выводу, что искать Питера по крышам ему действительно не хочется. К тому же поздно уже… — Я купил консервы. Ну там… Тебе какие лучше? „Petite cuisine“ или „Cat natura“?

— Первые, — рефлекторно отозвался Питер, а потом, судя по всему, задумался над тем, что ляпнул. — Ты что, кошачьи купил? Уэйд, ты меня за идиота принимаешь?!

— Спокойно, котик. Хороший котик, — Уэйд почесал Питера пальцем за ушком, отчего тот зажмурился и наклонил голову в сторону руки Уэйда, тихо при этом мурлыкая.

А потом дёрнулся, вскакивая с кресла. К руке прилип свитер, который он так нежно обнимал до этого. Питер его откинул в сторону с тихим треском, и Уэйд понял, что на нём останется парочка затяжек. И когда это у его мальчика такие коготки отрасти успели?

— Ну, ну, Питти, не стоит так беспокоиться. Шерстка поредеет ещё, — Уэйд просто не мог не шутить в такой ситуации.

— Ч… Чего?!

— Успокойся, говорю.

„Смотри, смотри! У него волосы на затылке дыбом встали!“

— Питти, тебе не стоит так нервничать. Идём в кроватку? Я тебе сказку на ночь расскажу. Я думаю, ты сегодня немного переутомился, тебе нужно отдохнуть. Как ты на это смотришь?

— Придурок, — буркнул в ответ Питер, но теперь, по крайней мере, волосы у него на затылке не топорщились так сильно. Абсурдность положения зашкаливала, даже по меркам Дэдпула.

„Я думаю, нам стоит обратиться к врачу. На худой конец мы можем отдать его Старку, может, он что-нибудь придумает“.
„Или сделает восхитительный костюм Железного Котика“.

***​

Дэдпул всегда отличался неадекватностью фантазии. Но черт возьми, в этот раз ему снились действительно ненормальные сны про кошек, где его драли, кусали и где его костюм был покрыт кошачьей шерстью шоколадного оттенка. Почему шоколадного? Чёрт его знает, но это было ужасно!

А проснулся он от того, что становилось трудно дышать — словно ему на грудь положили гирю в кило, эдак, десять. Не то, чтобы для Дэдпула это было проблемой, но всё-таки дышать хотелось посвободнее.

Он открыл глаза и первое, что увидел — кошачьи ушки. Очаровательные кошачьи ушки, покрытые шоколадного цвета шёрсткой. Мягкой и наверняка очень пушистой.
И торчали они из-под волос Питера. Его милого очаровательного паучка-Питера.
У паучков не бывает кошачьих ушей, Уэйд это знал и без Дискавери.

„Что это? Мы можем это потрогать? Потрогай их. Они выглядят мягкими. Мы должны убедиться, что они мягкие“.
„Мы должны убедиться, что они точно принадлежат Питеру. Возможно, нас разыгрывают“.
„Питти хочет поиграть в ролевые игры? Нам это очень даже нравится“.

Уэйд провёл пальцами по ушкам, чуть сжимая кончики.
Питер в ответ на это недовольно скривился и уткнулся носом в изгиб своего локтя, словно бы прячась от прикосновений и намекая, что „отвали, придурок, и не трогай меня, я сплю“.
Дэдпул это проигнорировал, продолжая чуть сжимать между пальцев кончики кошачьих ушек.

— Отвали, Уэйд…

„По-моему, Питти это немножко не нравится. Но нас это не останавливает, верно?“.
„Эй, у него сзади хвост торчит“.

Уэйд чуть приподнялся — у Питера действительно был хвост. Кошачий, мать его, хвост.

— Питер, у тебя хвост из задницы торчит! — воскликнул Дэдпул, отчего был удостоен удовольствием почувствовать локотки Питера на своей груди.

Парень уставился на Уэйда сонно, недовольно и возмущенно. Одновременно. Эдакий коктейль утренних эмоций — получите и распишитесь.
Ибо нефиг трогать несчастных Питеров по утрам, когда они ещё не проснулись.

— Ты придурок? Какой хвост из задницы, Уэйд?

— Но он там.

Закатив глаза, парень обернулся, чтобы доказать, что никаких хвостов из задницы у него не торчит. К тому же, это анатомически невозможно! Если бы у него и был хвост, торчал бы он точно не из задницы.

— Голова у тебя из задницы, Уэйд, какой ещё… — он осёкся, заметив хвост. Он действительно там был. Точнее, он торчал всё же не из задницы, но факт в том, что хвост всё-таки был.

— И ещё у тебя уши немножко… передвинулись, — поделился наблюдением Дэдпул, довольно улыбаясь от осознания своей правоты.

„У нас не галлюцинации! У нас не галлюцинации!“.

Питер коснулся ушек на голове, трогая их, тоже чуть сжимая пальцами. Даже ущипнул для пробы и ойкнул, поняв, что уши-то более чем настоящие и чувствительность у них ни чуть не хуже, чем у ушей обычных. Даже на порядок выше.

Осознание настигло немного запоздало, но всё же.
Питер раскрыл рот от ужаса.

„Затыкаем ушки, сейчас будет кричать“.
„Ах, этот ротик мог бы кричать по другой причине. О, нет-нет, этот ротик можно было заткнуть, тогда бы кричали мы“.
„Придурок“.
„Хы-хы-хы-хы-хы“.

Читать дальше                                             Обсудить на форуме                             Скачать

Поделиться: